Байдаркин - о лодках и плаваниях


 

Как мы на "лягушке" плавали... Август-2007

В общем, плавали… на надувной «тканьпятисотной» «лягушке» тридцати- с хвостиком -летней давности. Плавсредство битое жизнью, многажды проткнутое корягами, заботливыми пальцами хозяина и симпатично (кое-где симметрично) обклеенное заплатами, как новогодняя елка – увешена шариками. Плыли в первые часы – и каждую секунду боялись нового «прокола» от коварных коряжин, повсюду расползшихся в верховьях реки Сок неглубоко под водой. Потом немного попривыкли, вспомнили всегдашнее лягушкино ответственное настроение в плаваниях (до этого несколько раз прошли на ней

Поддув
участок Сока в 25 км за 6 часов (от Красного Яра до Старо-Семейкино), чуть больше – за полтора суток), и совершенно успокоились. А что делать-то? Собственной байдарки нет, друг-судовладелец укатил в пеший поход на Урал. Но тааак хотелось поплааваать!.. Вот и решились. 8)

Собирались в плавание долго – полдня. В том числе целый час покупали два спальника и столько же палатку (выбирали модель пол-лета, наиболее приемлемой нашли 4-х местку Салева Сьерра Виста. До этого, правда, хотели идентично-местный Исис-4 чуть за меньшую стоимость (в районе трешки), но выбор в Самаре к концу августа, мягко говоря, небогатый – Триал-спорт представил четыре никчемных модельки, каждую из которых скучающие менеджеры похвалили особо, в мелких турмагазинчиках типа «Профессионала» подсовывали нечто с полиэтиленовым дном за нескромные цены, не взирая на осенние скидки повсюду! Мы остановили свой выбор на самом демократичном «Канте», «скинувшем» до 40 с лишним %% (семитысячную палатку предложили за 4312 рэ!)). Набрали супов, тушенки с кашей и вермишели быстрого приготовления – и успокоились.

Выехали утром со знакомым газелистом (которому от нас большой респект и вселенское уважение за более чем вменяемые цены и доброе отношение к туристам). Ехали долго и думали: блиин! Как же мы оттуда доплывеем!.. Привез нас газелевладелец не то чтобы до места, деревни Соколинка в верхнем течении реки Сок, а прямо-таки перевез через сокский мост и съехал вниз, чуть не к самому речному берегу. Дядька с трудом, рискуя порвать тент, развернулся и уехал, а мы с энтузиазмом принялись надувать «лягушку» насосом-«лягушкой». Предстояло за два дня с малюсеньким хвостиком проплыть около 55 км.

Прикатили на вазовской элитке (кажется, двенашка) утренние зрители:

Зрители
семейство аборигенов – папа в веселеньких семейниках, русокосая мамаша и двое худеньких девчонок. Они резвились на воде и с сомнением наблюдали за выросшим на берегу пригорком из двух гигантских рюкзаков, трех ужасающих пакетов с едой и всякими техпринадлежностями (в том числе ремкомплект с «тканью-500», ножницами и резиновым клеем) рядом с двух-с половиной метровой лодчонкой-не-лодчонкой… Мы, поймав их взгляды, засомневались тоже – места явно было маловато… Стало грустно… И захотелось, чтобы позора нашего не увидел НИКТО. А тут еще явился престарелый дайвингист с сыном-мамонтом и подозрительными переглядываниями. Мамонт оказался бывшим одноклассником, имеющим «домик в деревне», и подумалось, стоило ли ехать в такую глушь, чтобы встретиться… Словом, пришлось создавать имитацию приготовлений, пока всем не надоело, и берег не опустел.
Лодка и веСЧи

Тогда почему-то вещи благополучно утрамбовались в лодку, а мы весело отчалили от приветливого бережка с говорливым чистым потоком, усеянным многочисленными гостеприимными корягами.

Скорое опадание двух из четырех баллонов не стало неожиданностью – в прошлые плавания лодка делала подлее – сдувались три и слегка один. Тогда их пришлось клеить прямо на воде. На сей раз чалиться для поддува приходилось всего раз пять в светлое время суток против каждых сорока-сорока пяти минут в предыдущие заплывы.

В первые полтора часа почти не гребли – река весело несла нас, стараясь забросить на все встречные коряги сразу,

Без коряг - почти...
чего избежали техничными умениями капитана, который давал направление веслами. Мне, как новичку в плаваниях по бурным верховьям, пришлось ограничиться в первый день фотографированием, пытаясь поймать проплывающие виды из-за горы вещей в центре лодки и периодически слегка помогать капитану на поворотах, по команде махая то одним, то другим веслом.

Через два часа с небольшим, устав считать повороты реки, перескочившие за тридцать штук, услышали печальный собачий плач в компании загорающих на пляже дамочек и девочки-подростка. От них отделилась овчарка и бросилась к нам, жалобно попискивая. Дамы всполошились, закричали: «Собака! Эй, собака, ты кудаа?! Да не волнуйся ты, они не утонут!», и – нам: «Она у нас всех так спасает!» Мы поулыбались друг другу, и свернули в новый поворот, некоторое время сопровождаемые плывущей собакой.

Собака-спасатель

Пейзажи, достойные кисти Ивана Шишкина, поражали величественной красотой и цифровик с двухгигабайтной памятью быстро заполнился на 600 мегабайт, когда вдруг течение затормозило. Пришлось бросить коллективное созерцание видов и начать дружную греблю. Потом течение снова опомнилось и рвануло пошустрее, вынеся нас на мелководье, где щуплый местный житель, стоя по колено в воде, с прищуром посмотрев на нас, пробормотал: «а я вот не взял лодку. Подумал, ну ее! Байдарка-т лучче. И вообще у меня с детства мечта – сплавать с верхнего теченья, посмотреть», на что его соседки по пляжу обидно захохотали: «До пенсии дожил, а все мечтаает! Взял бы да сплавал уж, как люди!». Под «людьми», лестно думать, они подразумевали нас.

К вечеру пришлось поработать веслами, и часам к шести мы причалили к месту первой стоянки. Высокий берег

Подъем на стоянку
(на мой взгляд, взгляд человека ростом чуть выше полутора метров – гигантская гора) с небольшими деревцами наверху открывал вид на два пляжика напротив, заселенные тремя молчаливыми рыбаками с машиной на заднем плане и компанией «под парАми» средней веселости. И те и другие с любопытством деревенских старушек наблюдали наше непростое восхождение и заминку с установкой палатки незнакомой конструкции. Поставились минут за десять, разобравшись, что прежде всего – тент, а собственно палатка быстро и ловко крепится к нему пристежками. Некоторое время спустя стемнело, и мы обнаружили, что забыли фонарик. Пришлось более-менее засветло поужинать биг-ланчевской вермишелью в картонных коробках и лечь спать. В первую ночь мы оба обычно засыпаем с огромным трудом.
Салева
А в ту ночь – тем более, потому что в самом разгаре была осенняя охота, утки летали и над нами, орали, словно резаные, и периодами ко мне приходило понимание охотничьей жестокости по отношению к этим наглым созданиям, внезапно появляющимся и орущим прямо над головой. :) Пальба по летающим сиренам изредка становилась неестественно-фейерверочной какой-то, в одиночные ружейные выстрелы вплетались звуки пальбы калашей. Стрельбы шли практически повсюду, в том числе и слышались откуда-то из-за палатки (правда, не так уж и близко). Это настораживало. Не хотелось по нелепой ошибке стать подбитой уткой. Да тут еще в самый разгар ночи, едва охотничьи потехи стали утихать, какая-то ночная мелкота проснулась и приступила к рытью норки прямо у меня под головой. Осенило по поводу несовместимости мышей и продуктов, безответственно и так доступно «спрятанных» в одном из тамбуров. На всякий случай встали, чтобы подвесить пакет с провизией на ветку ближайшего дерева. Но сволочная зверушка (кажется, землеройка) на удивление громко копала норы и шуршала до утра.
Вид со стоянки1
Кажется, именно в тот день у нее в планах было строительство подземного дворца, с честью перевыполненное. Полночи глушили строительство звуками «Русского радио», как ни странно ловилось ВСЕ – видно, поблизости (как оказалось, возле деревни Кривое Озеро, недалеко от которой мы ночевали) стоял хороший ретранслятор. С первыми лучами солнца подземные звуки стихли, и мы, заспанные и опухшие, словно после ведра пива на человека (честное слово, всего два литра на все время путешествия!), отправились на рыбалку.

Не клевало. Моросил дождь.

Вид со стоянки2
Сделали кофе, чай и быстрого приготовления пшеничную кашу в пакетике с тушенкой. Завтрак и сборы проходили под дождем. (Кстати, Салева наша показала себя с самой лучшей стороны – в ней всю ночь держалось тепло, утренний наружный холод внутрь палатки не проник, там было почти жарко и абсолютно не сыро. В общем, она единственная порадовала нас в то утро). С недосыпу все валилось из рук. В том числе вывалился в воду и величаво поплыл рюкзак во время погрузки в лодку. Второй, чтобы никому не было обидно, грохнулся рядом с ним. Мы радовались, как дети, что рюкзаки умеют плавать, а не тонут сразу. Вымокло без герм все, что могло, в том числе и один из взятых с собой сотовых, цифровик, имевший печальный опыт утонутия в великой русской реке Волге и ставший после него ревматиком (в сырую погоду и качество съемкок оставляет желать и половина кадров – причем, лучшая! – не сохраняется) и впервые опробованный приемничек. Выловив отсыревшие и откровенно мокрые веСЧи (из аппаратуры пришлось срочно вынуть аккумуляторы и батарейки), проверили второй сотовый и срочно упаковали его в презерватив, случайно оказавшийся в «техкомплекте» – говорят, такие «упаковки» позволяют принимать звонок даже под водой! :) (Отмечу, забегая вперед: к чести производителей, нокиевская труба после просушки, заговорила на второй день, приемник Томсон включается и ловит все, что можно поймать, Олимпусовский фотик тоже работает, хоть и более заметно стал подвержен ревматизму. Кстати, последний и на камни падал, и об асфальт мордой бился – все ему нипочем! ВЕЩЬ!).

Плыли полдня в дождь. Нудный, осенний, почти не прекращающийся. Я – работая веслами и сидя под дождевиком, а капитан доблестно греб в одежде пловца – в одних плавках. :) Отдаваться неторопливой воле волн не сильно хотелось. Снимать проплывающие пейзажи было нечем, холод заставлял работать руками, чтобы согреться и занять себя полезным делом. К тому же назойливые утренние звонки родных грозили вселенским потопом, грозами и жутким ураганом. Приходилось бежать как можно скорее, но, судя по последним событиям, путешествие должно было затянуться как минимум еще на один день.

Однако технично накрывшие весь небосвод серым пологом тучи, вопреки прогнозам к 16.35 разошлись, и выглянуло солнце.

ПСиСа
Мы причалили на очередной «поддув» к очаровательному высокому и пустынному бережку, поросшему пушистыми сосенками в человеческий рост. Наверху имелись следы homosapiensова пребывания в виде автоколеи и четырех кирпичей, параллельно разложенных «шашлычными стенами» в остывшей золе. Мы, уставшие, промерзшие и злые, решили, будто судьба сделала нам подарок в виде этого местечка. Но тут снова заморосил дождь, а звонок родителей поверг в ужас – приближался потоп! Скорее, скорее домой! Поразмыслив, решили плыть дальше, чтобы назавтра хоть на сколько-то кэмэ приблизиться к цели путешествия. Хотя, разумеется, ураганов на маленькой речке бояться нечего – она все же непререкаемо находится внизу, а ветрА бушуют где-то высоко. Но дождь, мягко говоря, настоиграл.

Печально перекусили почти теплой утренней кашей с тушенкой, заблаговременно взятой в котелке с плотно закрытой крышкой. Поплыли, дав себе установку причалить, только встретив подобное же сосновое местечко. Гребли снова вдвоем. Дождь-собака кончился, небо почти полностью очистилось, вышло солнце. Стало теплее и веселее.

Появилась первая моторная лодка, предвещая близость крупного населенного пункта. Все слышнее становился автодорожный мост (до этого мы слышали шум проезжающих машин и принимали за него проходящую параллельно реке – но более прямую, в отличие от нее – автодорогу. Как же мы огорчились, изучив карту и увидев расположение моста!). Река стала шире, течение практически встало, подул встречный ветер, как это всегда случается у мостов.

Прошлииии...
Проплыли мост современной конструкции, симпатичный, голубенький. Плавая у пригородного пляжа, тетенька-доброжелательница, болтая ногами где-то возле головы, предупредила весело: «Там трубы!». Метров через пять и впрямь мы миновали довольно высоко расположенные в воде трубы, но лягушка прошла над ними, даже не задев. Наш доблестный капитан Вячеслав с усталой веселостью убедил разговорчивую женщину: «Да ничего, она у нас высоко сидит!». Та ничего не поняла, но почему-то успокоилась.

Почти сразу за трубами появились почерневшие от времени низенькие столбики, аккуратно натыканные возле берега – стариннейшие руины моста.

Полчаса спустя впереди что-то весьма зашумело, напоминая дальний-дальний водопад. Оказалось, река билась о сваи, оставленные от второго деревянного моста, стоящего недалеко от предыдущего. Волна от псевдоволнорезов шла приличная, но наша «лягушка» была непотопляема – почти не качалась, несмотря на (или благодаря?) приличный двухсоткилограммовый вес.

На пляжах по левому берегу снова появились купальщики и купальщицы, коих в первой половине дня, видно, смыло дождем. Счастливые «пивнюки»-подростки с визгами сыпались с тарзанок в воду. Полоскались на своих матрасиках бледнокожие матроны. Рыбачили пузатые дядьки – то ли горожане, то ли жители пгт. Словом, жизнь забурлила с новой силой. Но нам нужно было срочно найти ночной приют – вот-вот начнет смеркаться, а без фонарика обустраиваться на новом месте несколько затруднительно.

И тут! На правом берегу, рядом с домами элитного дачного поселка светлым пятном в нашей тяжкой деятельности гребцов с опухшими от гребли руками выросло НАШЕ МЕСТО. Сосны – не дети, как на прежнем, оставленном днем причале, – а подростки в два человеческих роста высились на высоком берегу и приветливо махали нам лапами. Берег оказался не таким отвесно-высоким, как вчерашний, этот был довольно доступным для подъема, пустынным и явно – необитаемым. Установили лагерь в какие-нибудь полчаса, несмотря на жуткую усталость. Поужинали вермишелью быстрого приготовления и быстро уснули, не слушая злобные вопли забившейся под палатку мухи.

Утро встретило нас солнцем

Мона Л
и прекрасным клевом – полтора кг рыбы за полчаса-сорок минут. Завтрак состоял из густой ухи – есть пришлось только рыбу, бульон наполовину бесхозно вылили – слишком много оказалось еды – и пряников с зефиром, запиваемых чаем. Посмотрели карту – полчаса проплыва. Собирались долго. Оставлять сие местечко не хотелось ужасно. Но собрались-таки, поехали…

Практически не гребли.

Завальчик
Через час оказались под мостом у Красного Яра. Растирая слезы разлуки с рекой по щекам вперемежку с вновь заморосившим дождем, сдули лодку, и пошли к местному автовокзалу, дав обещание Соку непременно в ближайшее же время купить байдарку. Надувную – для мобильности! А то как же с разборной – таскаться по вездесущим маршруткам?! ;Р
Автор: Людмила Лазарева


Отзывы:

/01-05-2014/Евгения/ Добрый день. Сейчас конечно 2014 год и сегодня 1 мая, но мы с мужем не теряем надежды пообщаться с Вами Прочитав Ваш рассказ, мы н..

/26-04-2008/Ирина/ Как мы на лягушке плавали... Август-2007 Отличный рассказ! С удовольствием бы поплавала с каким-нибудь капитаном ..

/15-11-2007/Truman/ Отличный рассказ. Теперь покупайте байдарку ;-) К новому сезону...

/03-11-2007/Petja/ Klassno vy prokatilis:)..

/25-10-2007/Рысь/ Погоды стоят прекрасные... Жаль, прохладно. Хотя, для фанатов - тоже ничего! :)..

/10-10-2007/llav/ Плавали. Без ночевки. Замерзли, как блохи без собак. Простыли и заболели. Сидим, смотрим фото и облизываемся. Потеплеет - опять по..

/26-09-2007/llav/ А чего до будущего лета тянуть-то! Пока снег не лег - весла в зубы и вперед! :)..

/26-09-2007/Рысь/ Вкусно получилось. Так бы и поплыла по речке...

/25-09-2007/VB/ Да, поплавали отлично В следующем году нужно будет повторить ..


Оставьте свой отзыв:
Ваше имя:

Ваш отзыв о "Как мы на "лягушке" плавали... Август-2007":

контрольный код:




Смотрите также:
  1. Каяк «Рысь»
  2. Собственно, приятие пищи..
  3. Как мы на "лягушке" плавали... Август-2007
  4. Как сделать мидии в походе
  5. Что лучше готовить в походе

Вы читали:"Как мы на "лягушке" плавали... Август-2007"
Раздел: Отчеты о плаваниях


 
© 2017 Baydarkin.ru "Как мы на "лягушке" плавали... Август-2007 - особенности, описание, оценки и отзывы туристов. Отчеты о плаваниях" перепечатка статьи без письменного разрешения запрещена.

Как мы на "лягушке" плавали... Август-2007

В общем, плавали… на надувной «тканьпятисотной» «лягушке» тридцати- с хвостиком -летней давности. Плавсредство битое жизнью, многажды проткнутое корягами, заботливыми пальцами хозяина и симпатично (кое-где симметрично) обклеенное заплатами, как новогодняя елка – увешена шариками. Плыли в первые часы – и каждую секунду боялись нового «прокола» от коварных коряжин, повсюду расползшихся в верховьях реки Сок неглубоко под водой. Потом немного попривыкли, вспомнили всегдашнее лягушкино ответственное настроение в плаваниях (до этого несколько раз прошли на ней
Поддув
участок Сока в 25 км за 6 часов (от Красного Яра до Старо-Семейкино), чуть больше – за полтора суток), и совершенно успокоились. А что делать-то? Собственной байдарки нет, друг-судовладелец укатил в пеший поход на Урал. Но тааак хотелось поплааваать!.. Вот и решились. 8)

Собирались в плавание долго – полдня. В том числе целый час покупали два спальника и столько же палатку (выбирали модель пол-лета, наиболее приемлемой нашли 4-х местку Салева Сьерра Виста. До этого, правда, хотели идентично-местный Исис-4 чуть за меньшую стоимость (в районе трешки), но выбор в Самаре к концу августа, мягко говоря, небогатый – Триал-спорт представил четыре никчемных модельки, каждую из которых скучающие менеджеры похвалили особо, в мелких турмагазинчиках типа «Профессионала» подсовывали нечто с полиэтиленовым дном за нескромные цены, не взирая на осенние скидки повсюду! Мы остановили свой выбор на самом демократичном «Канте», «скинувшем» до 40 с лишним %% (семитысячную палатку предложили за 4312 рэ!)). Набрали супов, тушенки с кашей и вермишели быстрого приготовления – и успокоились.

Выехали утром со знакомым газелистом (которому от нас большой респект и вселенское уважение за более чем вменяемые цены и доброе отношение к туристам). Ехали долго и думали: блиин! Как же мы оттуда доплывеем!.. Привез нас газелевладелец не то чтобы до места, деревни Соколинка в верхнем течении реки Сок, а прямо-таки перевез через сокский мост и съехал вниз, чуть не к самому речному берегу. Дядька с трудом, рискуя порвать тент, развернулся и уехал, а мы с энтузиазмом принялись надувать «лягушку» насосом-«лягушкой». Предстояло за два дня с малюсеньким хвостиком проплыть около 55 км.

Прикатили на вазовской элитке (кажется, двенашка) утренние зрители:

Зрители
семейство аборигенов – папа в веселеньких семейниках, русокосая мамаша и двое худеньких девчонок. Они резвились на воде и с сомнением наблюдали за выросшим на берегу пригорком из двух гигантских рюкзаков, трех ужасающих пакетов с едой и всякими техпринадлежностями (в том числе ремкомплект с «тканью-500», ножницами и резиновым клеем) рядом с двух-с половиной метровой лодчонкой-не-лодчонкой… Мы, поймав их взгляды, засомневались тоже – места явно было маловато… Стало грустно… И захотелось, чтобы позора нашего не увидел НИКТО. А тут еще явился престарелый дайвингист с сыном-мамонтом и подозрительными переглядываниями. Мамонт оказался бывшим одноклассником, имеющим «домик в деревне», и подумалось, стоило ли ехать в такую глушь, чтобы встретиться… Словом, пришлось создавать имитацию приготовлений, пока всем не надоело, и берег не опустел.
Лодка и веСЧи

Тогда почему-то вещи благополучно утрамбовались в лодку, а мы весело отчалили от приветливого бережка с говорливым чистым потоком, усеянным многочисленными гостеприимными корягами.

Скорое опадание двух из четырех баллонов не стало неожиданностью – в прошлые плавания лодка делала подлее – сдувались три и слегка один. Тогда их пришлось клеить прямо на воде. На сей раз чалиться для поддува приходилось всего раз пять в светлое время суток против каждых сорока-сорока пяти минут в предыдущие заплывы.

В первые полтора часа почти не гребли – река весело несла нас, стараясь забросить на все встречные коряги сразу,

Без коряг - почти...
чего избежали техничными умениями капитана, который давал направление веслами. Мне, как новичку в плаваниях по бурным верховьям, пришлось ограничиться в первый день фотографированием, пытаясь поймать проплывающие виды из-за горы вещей в центре лодки и периодически слегка помогать капитану на поворотах, по команде махая то одним, то другим веслом.

Через два часа с небольшим, устав считать повороты реки, перескочившие за тридцать штук, услышали печальный собачий плач в компании загорающих на пляже дамочек и девочки-подростка. От них отделилась овчарка и бросилась к нам, жалобно попискивая. Дамы всполошились, закричали: «Собака! Эй, собака, ты кудаа?! Да не волнуйся ты, они не утонут!», и – нам: «Она у нас всех так спасает!» Мы поулыбались друг другу, и свернули в новый поворот, некоторое время сопровождаемые плывущей собакой.

Собака-спасатель

Пейзажи, достойные кисти Ивана Шишкина, поражали величественной красотой и цифровик с двухгигабайтной памятью быстро заполнился на 600 мегабайт, когда вдруг течение затормозило. Пришлось бросить коллективное созерцание видов и начать дружную греблю. Потом течение снова опомнилось и рвануло пошустрее, вынеся нас на мелководье, где щуплый местный житель, стоя по колено в воде, с прищуром посмотрев на нас, пробормотал: «а я вот не взял лодку. Подумал, ну ее! Байдарка-т лучче. И вообще у меня с детства мечта – сплавать с верхнего теченья, посмотреть», на что его соседки по пляжу обидно захохотали: «До пенсии дожил, а все мечтаает! Взял бы да сплавал уж, как люди!». Под «людьми», лестно думать, они подразумевали нас.

К вечеру пришлось поработать веслами, и часам к шести мы причалили к месту первой стоянки. Высокий берег

Подъем на стоянку
(на мой взгляд, взгляд человека ростом чуть выше полутора метров – гигантская гора) с небольшими деревцами наверху открывал вид на два пляжика напротив, заселенные тремя молчаливыми рыбаками с машиной на заднем плане и компанией «под парАми» средней веселости. И те и другие с любопытством деревенских старушек наблюдали наше непростое восхождение и заминку с установкой палатки незнакомой конструкции. Поставились минут за десять, разобравшись, что прежде всего – тент, а собственно палатка быстро и ловко крепится к нему пристежками. Некоторое время спустя стемнело, и мы обнаружили, что забыли фонарик. Пришлось более-менее засветло поужинать биг-ланчевской вермишелью в картонных коробках и лечь спать. В первую ночь мы оба обычно засыпаем с огромным трудом.
Салева
А в ту ночь – тем более, потому что в самом разгаре была осенняя охота, утки летали и над нами, орали, словно резаные, и периодами ко мне приходило понимание охотничьей жестокости по отношению к этим наглым созданиям, внезапно появляющимся и орущим прямо над головой. :) Пальба по летающим сиренам изредка становилась неестественно-фейерверочной какой-то, в одиночные ружейные выстрелы вплетались звуки пальбы калашей. Стрельбы шли практически повсюду, в том числе и слышались откуда-то из-за палатки (правда, не так уж и близко). Это настораживало. Не хотелось по нелепой ошибке стать подбитой уткой. Да тут еще в самый разгар ночи, едва охотничьи потехи стали утихать, какая-то ночная мелкота проснулась и приступила к рытью норки прямо у меня под головой. Осенило по поводу несовместимости мышей и продуктов, безответственно и так доступно «спрятанных» в одном из тамбуров. На всякий случай встали, чтобы подвесить пакет с провизией на ветку ближайшего дерева. Но сволочная зверушка (кажется, землеройка) на удивление громко копала норы и шуршала до утра.
Вид со стоянки1
Кажется, именно в тот день у нее в планах было строительство подземного дворца, с честью перевыполненное. Полночи глушили строительство звуками «Русского радио», как ни странно ловилось ВСЕ – видно, поблизости (как оказалось, возле деревни Кривое Озеро, недалеко от которой мы ночевали) стоял хороший ретранслятор. С первыми лучами солнца подземные звуки стихли, и мы, заспанные и опухшие, словно после ведра пива на человека (честное слово, всего два литра на все время путешествия!), отправились на рыбалку.

Не клевало. Моросил дождь.

Вид со стоянки2
Сделали кофе, чай и быстрого приготовления пшеничную кашу в пакетике с тушенкой. Завтрак и сборы проходили под дождем. (Кстати, Салева наша показала себя с самой лучшей стороны – в ней всю ночь держалось тепло, утренний наружный холод внутрь палатки не проник, там было почти жарко и абсолютно не сыро. В общем, она единственная порадовала нас в то утро). С недосыпу все валилось из рук. В том числе вывалился в воду и величаво поплыл рюкзак во время погрузки в лодку. Второй, чтобы никому не было обидно, грохнулся рядом с ним. Мы радовались, как дети, что рюкзаки умеют плавать, а не тонут сразу. Вымокло без герм все, что могло, в том числе и один из взятых с собой сотовых, цифровик, имевший печальный опыт утонутия в великой русской реке Волге и ставший после него ревматиком (в сырую погоду и качество съемкок оставляет желать и половина кадров – причем, лучшая! – не сохраняется) и впервые опробованный приемничек. Выловив отсыревшие и откровенно мокрые веСЧи (из аппаратуры пришлось срочно вынуть аккумуляторы и батарейки), проверили второй сотовый и срочно упаковали его в презерватив, случайно оказавшийся в «техкомплекте» – говорят, такие «упаковки» позволяют принимать звонок даже под водой! :) (Отмечу, забегая вперед: к чести производителей, нокиевская труба после просушки, заговорила на второй день, приемник Томсон включается и ловит все, что можно поймать, Олимпусовский фотик тоже работает, хоть и более заметно стал подвержен ревматизму. Кстати, последний и на камни падал, и об асфальт мордой бился – все ему нипочем! ВЕЩЬ!).

Плыли полдня в дождь. Нудный, осенний, почти не прекращающийся. Я – работая веслами и сидя под дождевиком, а капитан доблестно греб в одежде пловца – в одних плавках. :) Отдаваться неторопливой воле волн не сильно хотелось. Снимать проплывающие пейзажи было нечем, холод заставлял работать руками, чтобы согреться и занять себя полезным делом. К тому же назойливые утренние звонки родных грозили вселенским потопом, грозами и жутким ураганом. Приходилось бежать как можно скорее, но, судя по последним событиям, путешествие должно было затянуться как минимум еще на один день.

Однако технично накрывшие весь небосвод серым пологом тучи, вопреки прогнозам к 16.35 разошлись, и выглянуло солнце.

ПСиСа
Мы причалили на очередной «поддув» к очаровательному высокому и пустынному бережку, поросшему пушистыми сосенками в человеческий рост. Наверху имелись следы homosapiensова пребывания в виде автоколеи и четырех кирпичей, параллельно разложенных «шашлычными стенами» в остывшей золе. Мы, уставшие, промерзшие и злые, решили, будто судьба сделала нам подарок в виде этого местечка. Но тут снова заморосил дождь, а звонок родителей поверг в ужас – приближался потоп! Скорее, скорее домой! Поразмыслив, решили плыть дальше, чтобы назавтра хоть на сколько-то кэмэ приблизиться к цели путешествия. Хотя, разумеется, ураганов на маленькой речке бояться нечего – она все же непререкаемо находится внизу, а ветрА бушуют где-то высоко. Но дождь, мягко говоря, настоиграл.

Печально перекусили почти теплой утренней кашей с тушенкой, заблаговременно взятой в котелке с плотно закрытой крышкой. Поплыли, дав себе установку причалить, только встретив подобное же сосновое местечко. Гребли снова вдвоем. Дождь-собака кончился, небо почти полностью очистилось, вышло солнце. Стало теплее и веселее.

Появилась первая моторная лодка, предвещая близость крупного населенного пункта. Все слышнее становился автодорожный мост (до этого мы слышали шум проезжающих машин и принимали за него проходящую параллельно реке – но более прямую, в отличие от нее – автодорогу. Как же мы огорчились, изучив карту и увидев расположение моста!). Река стала шире, течение практически встало, подул встречный ветер, как это всегда случается у мостов.

Прошлииии...
Проплыли мост современной конструкции, симпатичный, голубенький. Плавая у пригородного пляжа, тетенька-доброжелательница, болтая ногами где-то возле головы, предупредила весело: «Там трубы!». Метров через пять и впрямь мы миновали довольно высоко расположенные в воде трубы, но лягушка прошла над ними, даже не задев. Наш доблестный капитан Вячеслав с усталой веселостью убедил разговорчивую женщину: «Да ничего, она у нас высоко сидит!». Та ничего не поняла, но почему-то успокоилась.

Почти сразу за трубами появились почерневшие от времени низенькие столбики, аккуратно натыканные возле берега – стариннейшие руины моста.

Полчаса спустя впереди что-то весьма зашумело, напоминая дальний-дальний водопад. Оказалось, река билась о сваи, оставленные от второго деревянного моста, стоящего недалеко от предыдущего. Волна от псевдоволнорезов шла приличная, но наша «лягушка» была непотопляема – почти не качалась, несмотря на (или благодаря?) приличный двухсоткилограммовый вес.

На пляжах по левому берегу снова появились купальщики и купальщицы, коих в первой половине дня, видно, смыло дождем. Счастливые «пивнюки»-подростки с визгами сыпались с тарзанок в воду. Полоскались на своих матрасиках бледнокожие матроны. Рыбачили пузатые дядьки – то ли горожане, то ли жители пгт. Словом, жизнь забурлила с новой силой. Но нам нужно было срочно найти ночной приют – вот-вот начнет смеркаться, а без фонарика обустраиваться на новом месте несколько затруднительно.

И тут! На правом берегу, рядом с домами элитного дачного поселка светлым пятном в нашей тяжкой деятельности гребцов с опухшими от гребли руками выросло НАШЕ МЕСТО. Сосны – не дети, как на прежнем, оставленном днем причале, – а подростки в два человеческих роста высились на высоком берегу и приветливо махали нам лапами. Берег оказался не таким отвесно-высоким, как вчерашний, этот был довольно доступным для подъема, пустынным и явно – необитаемым. Установили лагерь в какие-нибудь полчаса, несмотря на жуткую усталость. Поужинали вермишелью быстрого приготовления и быстро уснули, не слушая злобные вопли забившейся под палатку мухи.

Утро встретило нас солнцем

Мона Л
и прекрасным клевом – полтора кг рыбы за полчаса-сорок минут. Завтрак состоял из густой ухи – есть пришлось только рыбу, бульон наполовину бесхозно вылили – слишком много оказалось еды – и пряников с зефиром, запиваемых чаем. Посмотрели карту – полчаса проплыва. Собирались долго. Оставлять сие местечко не хотелось ужасно. Но собрались-таки, поехали…

Практически не гребли.

Завальчик
Через час оказались под мостом у Красного Яра. Растирая слезы разлуки с рекой по щекам вперемежку с вновь заморосившим дождем, сдули лодку, и пошли к местному автовокзалу, дав обещание Соку непременно в ближайшее же время купить байдарку. Надувную – для мобильности! А то как же с разборной – таскаться по вездесущим маршруткам?! ;Р
Автор: Людмила Лазарева


Отзывы:

/01-05-2014/Евгения/ Добрый день. Сейчас конечно 2014 год и сегодня 1 мая, но мы с мужем не теряем надежды пообщаться с Вами Прочитав Ваш рассказ, мы н..

/26-04-2008/Ирина/ Как мы на лягушке плавали... Август-2007 Отличный рассказ! С удовольствием бы поплавала с каким-нибудь капитаном ..

/15-11-2007/Truman/ Отличный рассказ. Теперь покупайте байдарку ;-) К новому сезону...

/03-11-2007/Petja/ Klassno vy prokatilis:)..

/25-10-2007/Рысь/ Погоды стоят прекрасные... Жаль, прохладно. Хотя, для фанатов - тоже ничего! :)..

/10-10-2007/llav/ Плавали. Без ночевки. Замерзли, как блохи без собак. Простыли и заболели. Сидим, смотрим фото и облизываемся. Потеплеет - опять по..

/26-09-2007/llav/ А чего до будущего лета тянуть-то! Пока снег не лег - весла в зубы и вперед! :)..

/26-09-2007/Рысь/ Вкусно получилось. Так бы и поплыла по речке...

/25-09-2007/VB/ Да, поплавали отлично В следующем году нужно будет повторить ..


Оставьте свой отзыв:
Ваше имя:

Ваш отзыв о "Как мы на "лягушке" плавали... Август-2007":

контрольный код:




Смотрите также:
  1. Каяк «Рысь»
  2. Собственно, приятие пищи..
  3. Как мы на "лягушке" плавали... Август-2007
  4. Как сделать мидии в походе
  5. Что лучше готовить в походе

Вы читали:"Как мы на "лягушке" плавали... Август-2007"
Раздел: Отчеты о плаваниях

Новое на форуме туристов-водников:

  1. /28-03-2017/ Катамаран из двух байдарок (Инженер)
  2. /27-03-2017/ Сплав по реке Ильчинец Камчатка 2016 (Dens)
  3. /23-03-2017/ А его нет с нами (thinker)
  4. /20-03-2017/ Стоп спам! (Slava)
  5. /23-03-2017/ Новый сезон: новая река и лодка (loleg)
  6. /27-03-2017/ Отчет о сплаве по реке Юрюзань июнь 2016 года (loleg)
  7. /17-03-2017/ Повеселила антиенотная памятка. (Инженер)