Байдаркин - о лодках и плаваниях


 

Сплав по Большой Кокшаге или Под знаком Большой Еды

Старожильск (Марий Эл) – д.Маркитан – автодорожный мост через Кокшвгу у Кокшайска

Защитим честь СГАУ!
Молочные каши на завтрак не ела, наверное, едва ли не с детства. Вполне понятно. Там была бабушка, мастерица-волшебница, умеющая изготовить из любого продукта сказочное блюдо. Нынче мне, сове-консерваторше, приходится самостоятельно выпиннываться из постели, чтобы сделать вкусность. Естественно, приходится довольствоваться тем, что быстрее в изготовлении.

Это в обеды и ужины можно поизгаляться, а вот утренние пищеприятия сводятся обычно к кофе с парой малокалорийных печений. Тем бОльшим сюрпризом стали утренние лакомства от Пшена. Впрочем, обо всем по порядку.

Предыстория такова. Детей (то есть нас, ибо для преподавателей все, кроме них самих – дети) присоветовал Пшену Труман. Тот собирал шумную компанию по просьбе сотрудников СГАУ с малыми детьми на «легкую» речку. Прошло немного времени, а инициаторы внезапно передумали ехать, и в микроавтобусе освободились места. Нам предложили – конечно, мы согласились не глядя! В смысле, не зная, с кем идем. Ключевым словом стала «Кокшага» – марийская тайга, грибы-рыжики, которые по моим студенческим воспоминаниям, хоть косой коси, черника-голубика-клюква-малина ведрами, сосны, можжевельники, а также мхи по щиколотку. Ну, как на такое не клюнешь?

Нас с капитаном Байдаркиным (Славой) в шесть утра подобрал с Московского шоссе удивительный (почти меценат) водитель Фиата «Дукат» Алексей. С первыми нашими сотоварищами Пшеничниковым В.В., Поручиковым А.Н. и Кораблиным М.А. встречались у дачи Пшена (Пшеничников) на Сорокиных Хуторах. Проехали дальше – подхватили Нату и Ольгу. На подъезде у Тольятти нас ждала Наталья. Сзади салон оказался завален двумя Тайменями, Каньоном и Щукой, коробками и сумками с продуктами, впереди звенел голос Виктора Владимировича, рассказывающего свежие байки. (Надо признать, баек ему хватило до конца плавания. Да еще и новые добавились).

Пришлось питаться ягелем
В пути останавливались перекусить в придорожном бистро на территории Чувашской республики. На двести рублей получили первое-второе и третье, отяжелевшие переместились в автобус и дремали почти до самого Старожильска. На месте оказались в половине седьмого вечера. После откапывания веслами (трюк незапатентован!) микроавтобуса из песчаной ямы перенесли вещи на сто метров вперед, к Кокшаге. Собирались долго. Второй Таймень не хотел правильно комплектоваться, кости пришлось пару раз припугнуть топором, прежде чем они согласились совместиться. Щука, которую впервые готовили к отплытию, тоже капризничала, и постоянно напоминала слегка измявшийся надувной матрас (впрочем, в дальнейшем оказалось, это ее характерная особенность, такая же, как и ужасающая тихоходность). Подвигло нас к отплытию (темнело, и Ольга предложила переночевать прямо на берегу) некоторое буйство местного населения по поводу празднования Дня ВМС. Отошли на пару километров вниз и встали на ночевку на небольшом левобережном пляже.

В пять утра на весь берег разносился фимиам молочной каши «Дружба». Этот образчик кулинарного творчества Виктора Владимировича я заглотила целиком. Не подозревая еще, что это лишь начало эры каш. Господи! Как теперь в плаваниях обойтись без Пшена?! Ума не приложу…

Вышли, как ни торопились, проснувшись в пять утра, около одиннадцати. Пока Ольга позагорала эксклюзивно «ню» на дальнем пляжике, пока основательно наелась вся компания, собрались/упаковались, нафоткались на фоне флага СГАУ. Сговорились об одном – останавливаться в пути через каждые три часа. Мы с капитаном Байдаркиным (Слава) вышли первыми, удивившись, что наша надувнушка идет впереди флотильи всей. Впрочем, через некоторое время нас, фатально загораюших мордами вверх, обошли-таки Кораблин с Поручиковым на Таймени. Ближе к полудню и этих бывалых опередила на второй Таймени, собранной мощными усилиями Славиных рук, девичья команда – Ната с Ольгой.

Самарские экипажи на Кокшаге
Река несла байдарки довольно бойко. Не горный сплав, конечно, но четыре-пять километров скорости она все же добавляла.

Побездельничав еще немного, мы дождались появления Пшена с Натальей Второй (в дальнейшем Наташа-2). Виктор Владимирович страдал из-за черепашьих темпов собственного судна. Узнав у Славы, что осталось еще километров десять, он как-то оптимистично простонал: «Умрем!» И я ему поверила, после чего на протяжении недельного сплава мучилась сомнениями, как там состояние традиционно отстающего Пшена?..

В час дня остановились «перекусить». Скромное питание состояло из останков «Дружбы» (между прочим, девчонки брали даже сливочное масло и щедро напихивали его во все вторые блюда), сырокопченых колбас, собственно сыра, сладостей, сала от Пшена и от мамы Наты (оба варианта изумительно вкусные). Прошлись по пляжу, на коем пристали обедать, прочесали окрестности на предмет легендарных марийских грибов (особенно гигантских лисичек!) и ягод – ничего, кроме великой суши под ногами. Начали удивляться младенческой наивности местных комаров. Те садились, не слишком выбирая место. А усевшись, пытались накушаться до последнего момента. Им теоретически можно даже отрывать крылышки, пока они приудобниваются. И насекомые, наверное, так и останутся сидеть в недоумении – отчего, мол, некомфортно стало?.. Словом, дети. Над такими изуверствовать рука не поднимается.

Дальше шли весело, периодически поджидая друг друга (чаще всего несчастный экипаж Щуки), засматриваясь на обилие разбросанных повсюду пляжей, корабельные сосны по берегам, изумлялись прозрачной свежести воды и белому песку с ярко-рыжими полосами там, где он соприкасался с водной гладью.

Кстати, Пшено выжил – Наташа-2 в тот же день научилась грести быстро, словно пропеллером, взрывая веслами Кокшагу.

Ночевку устроили ранним вечером (часов в семь) на левобережном пляже. Вообще, левой стороне мы отдавали явное предпочтение, встав всего пару раз ночевать на правом берегу. Хотя в действительности оба берега задуманы и выполнены одинаково живописно.

Ели много, вкусно, разнообразно. Надо отдать должное искусству кулинарии женской части коллектива. Ольга умудрялась изгонять из тушенки специфически «тушеночные» привкусы. Как? Выпариванием на сковороде! Между прочим, изобрели новый походный салатик: из равной смеси свежих и соленых огурцов, банки горошка и мелко накрошенной дольки чеснока.

Пять утра. Пора вставать Пшену и птицам
Назавтра снова встали вместе с солнцем, птицами и Пшеничниковым. После завтрака «от Пшена» соблазнились загорать «ню» уже двое: Ната и Ольга. Наташа-2 устояла. Отправились к одиннадцати, после полудня общими силами восьми желудков спасали еду, распиханную по четырем байдаркам. Ввечеру добрались до «крупного населенного пункта», как обозвал его Пшено – до Маркитана. Сия точка на карте обозначена жирно, оттого и случился конфуз. При ближайшем рассмотрении оказалось, в деревеньке живут… двое: баба Нина Ласточкина и ее шестидесятилетний сын Вова. С первой долго и интересно общался Поручиков, сфотографировался рядом, отснял для истории все строения (жилой сарайчик типа «изба»), покосившиеся заборы из толстых веток и несколько мелких квадратных почему-то грядок с пропахшим рыбой причалом, куда ведет деревянная лестница. Вова меж тем отправился встречать чуть выше по течению наших отставших товарищей, чтобы продать им свежей рыбки на жарку к ужину. Улов у дядечки хранится в ледяном ручье. Причем, когда наши дамы спросили, отчего, мол, рыбы не слишком активны, он ответил: «А они замерзли и спят!», чем изрядно насмешил наших профессоров. В конце беседы Алексей Николаевич спросил бабулечку, как ее зовут. После четвертого вопросительного: «А?» баба Нина призналась, что глуха. Чего с нами делает жажда общения!.. Полчаса беседы – и оба прекрасно понимали друг друга!

Гамак на ТОМ берегу
На ужин (ночевка на левобережном пляже чуть ниже Маркитана) Пшено нажарил мнооого рыбы, девчонки наварили изумительной вкусноты гороховый супец. А после насыщения Ольга вспомнила, что у нее неиспользованным остался привезенный с собою гамак. Такова оказалась манящая сила противоположного крутого берега с высоченными соснами, облитыми золотом заходящего солнца.

Тут же решили отправиться на одной Таймени вчетвером. Ради гамака чего только ни сделаешь! Переправились быстро, наверх первой взлетела грациозная кабарга-Ната, возвестившая миру, как там необыкновенно красиво. Следом за ней взобрались Ольга, Наташа-2 и вечный рыцарь Кораблин, коего уговорили сопроводить девичью стаю.

С «того края света» компания привезла пару образцов местной породы - глина и нечто рыжее, дающее цвет всей реке, а также крупную охапку ягеля. Обнаружившая растение Ната открыла нам секрет применения мха – отвар помогает от кашля.

На дневке ели, ели, ели...
На следующий день вышли на место дневки. Не поверите - левый берег! На сей раз высокий, поросший соснами – чтобы было, куда повесить вожделенный гамак. Чуть поодаль от обрыва обнаружились столик и пара лавочек из тонких сосенок. Еще одним радостным открытием стал примыкающий к стоянке чуть поодаль пляж – ибо загорать после обеда собирались уже втроем с Наташей-2.

В дневочный день Нату снабдили удочкой и поставили под обрывом ловить живца для вечерней рыбалки. Рыбачка внезапно обнаружила способности к лову. Она просила насадить ей только первые две гусенички на крючок и снять столько же рыбок, стараясь не повредить их. Через пару часов она самостоятельно обирала рыбок с крючка, правда, нашептывая не то им, не то себе нечто утешительное. Живца, уловленного Натой, скоро применили для донной удочки - планировали заманить нечто крупное и вкусное к ужину. В это время Пшено наделал «пирожков» или сдобных лепешек. Тесто делала под его чутким руководством Наташа-2, но жарил Виктор Владимирович собственноручно. Изделия наполнялись по желанию сгущенкой, салом, либо елись «с таком».

Плюшко-пирожки
Именно в тот момент, когда экипажи обнаружили невероятную гору "пирожков" на столе и сообразили, что испеченную продукцию съесть физически невозможно, к причалу нашему подошли двое на Таймени: взрослый мужчина и мальчик лет одиннадцати. Они оказались представителями йошкар-олинских сплавщиков. Растерянно поведали они нам страшную историю, как прошлой ночью лишились хлеба. Их запасы начисто поели мыши! Мы угостили их лепешками от Пшена и парой буханок хлеба, осчастливив обоих до радостных искр в глазах.

Часам к четырем зазвенел колокольчик, привязанный к снастям, вытащили сомика. Рыбёнок погостил в котелке под лавкой пару часов и отправился в речку, не подозревая, каким добрым и зажравшимся людям он попался.

Мимо проплывали катамараны, медленно тащились байдарки с казанскими и марийскими экипажами. Народ жизнерадостно перекликался с нами и отчего-то замолкал, едва завернув чуть ниже, к пляжу. Много позже сообразили, что именно там грели нагие тела три дамы из Жигулевского заповедника. Водоплавающие элементарно теряли дар речи, видя трех наших русалок.

За день вынужденного простоя облазали прилегающий лес, покормили комаров-туземцев, сделали третью лавочку к уже имевшимся на стоянке, наплавались в леденеющей воде, наболтались в гамаке. Ночью играли в интересную игру – «Шмацать», громким ржанием не давая уснуть «жаворонку»-Пшеничникову. Суть забавы заключается в том, что компания задумывает глагол, не давая услышать его ведущему. Затем бедолага с помощью наводящих вопросов ко всей команде по очереди отгадывает слово. На первый взгляд простенько, но смешно до слез.

Предпоследняя ночевка прошла на правом берегу. Гигантский пляж и обилие дров немедленно натолкнули всех на мысль: а не остановиться ли тут? Остановились.

Гребля пиратским способом - крест-накрест
Причем, прошли от силы пятнадцать километров до пяти вечера. Получили полудневку. Питались. Загорали. Наслаждались еще одним солнечным днем. Звонили водителю микроавтобуса Лёше, который уже отправился за нами, чтобы встретить назавтра в условленном месте, за мостом через Кокшагу у Кокшайска.

Седьмого прошли по воде километров десять-двенадцать до моста. Там нас уже ждал Лёша с женой Татьяной и последним совместным праздничным ужином: сардельками, парой бутылок коньяку и по пол-литра пива на каждого участника сплава. Отмечали благополучный финиш в гигантской палатке с «прихожей», установленной этими милыми людьми. Пели оперные арии вперемешку с известными песнями, читали стихи. Под занавес выяснилось, что скромный Кораблин давно и повсеместно считается не только поэтом (о чем с самого начала поездки твердили его друзья), но и бардом, пишет прекрасные песни.

По дороге домой

Ночь накатила неожиданно, так же, как пролетел весь сплав, прошедший под знаком Большой Еды.

На обратном пути останавливались перекусить в Чердаклах. В целом недорого и вкусно.

Кстати, часть продовольствия съесть не удалось, так его и привезли обратно.

Отрывки из фильма о сплаве можно просмотреть здесь



Ваша оценка «Сплав по Большой Кокшаге или Под знаком Большой Еды »:

7.5 из 10 на основе 4 оценок.
 


Автор: Людмила Лазарева


Отзывы:

/19-08-2011/Psheno/ Сплав по Большой Кокшаге или Под знаком Большой Еды Старейшины рассказ одобрили. Спасибо, Людмила!..


Оставьте свой отзыв:
Ваше имя:

Ваш отзыв о "Сплав по Большой Кокшаге или Под знаком Большой Еды ":

контрольный код:




Смотрите также:
  1. Сплав на байдарках за границей
  2. Сплав по реке Юрюзани (Южный Урал) или Пейте воздух кружками!
  3. Сплав по Большой Кокшаге или Под знаком Большой Еды
  4. Сплав по Соку от Сергиевска до Чесноковки или Сплав под знаком Комара
  5. Каяк Pungo 120

Вы читали:"Сплав по Большой Кокшаге или Под знаком Большой Еды "
Раздел: Отчеты о плаваниях


 
© 2017 Baydarkin.ru "Сплав по Большой Кокшаге или Под знаком Большой Еды - особенности, описание, оценки и отзывы туристов. Отчеты о плаваниях" перепечатка статьи без письменного разрешения запрещена.

Сплав по Большой Кокшаге или Под знаком Большой Еды

Старожильск (Марий Эл) – д.Маркитан – автодорожный мост через Кокшвгу у Кокшайска

Защитим честь СГАУ!
Молочные каши на завтрак не ела, наверное, едва ли не с детства. Вполне понятно. Там была бабушка, мастерица-волшебница, умеющая изготовить из любого продукта сказочное блюдо. Нынче мне, сове-консерваторше, приходится самостоятельно выпиннываться из постели, чтобы сделать вкусность. Естественно, приходится довольствоваться тем, что быстрее в изготовлении.

Это в обеды и ужины можно поизгаляться, а вот утренние пищеприятия сводятся обычно к кофе с парой малокалорийных печений. Тем бОльшим сюрпризом стали утренние лакомства от Пшена. Впрочем, обо всем по порядку.

Предыстория такова. Детей (то есть нас, ибо для преподавателей все, кроме них самих – дети) присоветовал Пшену Труман. Тот собирал шумную компанию по просьбе сотрудников СГАУ с малыми детьми на «легкую» речку. Прошло немного времени, а инициаторы внезапно передумали ехать, и в микроавтобусе освободились места. Нам предложили – конечно, мы согласились не глядя! В смысле, не зная, с кем идем. Ключевым словом стала «Кокшага» – марийская тайга, грибы-рыжики, которые по моим студенческим воспоминаниям, хоть косой коси, черника-голубика-клюква-малина ведрами, сосны, можжевельники, а также мхи по щиколотку. Ну, как на такое не клюнешь?

Нас с капитаном Байдаркиным (Славой) в шесть утра подобрал с Московского шоссе удивительный (почти меценат) водитель Фиата «Дукат» Алексей. С первыми нашими сотоварищами Пшеничниковым В.В., Поручиковым А.Н. и Кораблиным М.А. встречались у дачи Пшена (Пшеничников) на Сорокиных Хуторах. Проехали дальше – подхватили Нату и Ольгу. На подъезде у Тольятти нас ждала Наталья. Сзади салон оказался завален двумя Тайменями, Каньоном и Щукой, коробками и сумками с продуктами, впереди звенел голос Виктора Владимировича, рассказывающего свежие байки. (Надо признать, баек ему хватило до конца плавания. Да еще и новые добавились).

Пришлось питаться ягелем
В пути останавливались перекусить в придорожном бистро на территории Чувашской республики. На двести рублей получили первое-второе и третье, отяжелевшие переместились в автобус и дремали почти до самого Старожильска. На месте оказались в половине седьмого вечера. После откапывания веслами (трюк незапатентован!) микроавтобуса из песчаной ямы перенесли вещи на сто метров вперед, к Кокшаге. Собирались долго. Второй Таймень не хотел правильно комплектоваться, кости пришлось пару раз припугнуть топором, прежде чем они согласились совместиться. Щука, которую впервые готовили к отплытию, тоже капризничала, и постоянно напоминала слегка измявшийся надувной матрас (впрочем, в дальнейшем оказалось, это ее характерная особенность, такая же, как и ужасающая тихоходность). Подвигло нас к отплытию (темнело, и Ольга предложила переночевать прямо на берегу) некоторое буйство местного населения по поводу празднования Дня ВМС. Отошли на пару километров вниз и встали на ночевку на небольшом левобережном пляже.

В пять утра на весь берег разносился фимиам молочной каши «Дружба». Этот образчик кулинарного творчества Виктора Владимировича я заглотила целиком. Не подозревая еще, что это лишь начало эры каш. Господи! Как теперь в плаваниях обойтись без Пшена?! Ума не приложу…

Вышли, как ни торопились, проснувшись в пять утра, около одиннадцати. Пока Ольга позагорала эксклюзивно «ню» на дальнем пляжике, пока основательно наелась вся компания, собрались/упаковались, нафоткались на фоне флага СГАУ. Сговорились об одном – останавливаться в пути через каждые три часа. Мы с капитаном Байдаркиным (Слава) вышли первыми, удивившись, что наша надувнушка идет впереди флотильи всей. Впрочем, через некоторое время нас, фатально загораюших мордами вверх, обошли-таки Кораблин с Поручиковым на Таймени. Ближе к полудню и этих бывалых опередила на второй Таймени, собранной мощными усилиями Славиных рук, девичья команда – Ната с Ольгой.

Самарские экипажи на Кокшаге
Река несла байдарки довольно бойко. Не горный сплав, конечно, но четыре-пять километров скорости она все же добавляла.

Побездельничав еще немного, мы дождались появления Пшена с Натальей Второй (в дальнейшем Наташа-2). Виктор Владимирович страдал из-за черепашьих темпов собственного судна. Узнав у Славы, что осталось еще километров десять, он как-то оптимистично простонал: «Умрем!» И я ему поверила, после чего на протяжении недельного сплава мучилась сомнениями, как там состояние традиционно отстающего Пшена?..

В час дня остановились «перекусить». Скромное питание состояло из останков «Дружбы» (между прочим, девчонки брали даже сливочное масло и щедро напихивали его во все вторые блюда), сырокопченых колбас, собственно сыра, сладостей, сала от Пшена и от мамы Наты (оба варианта изумительно вкусные). Прошлись по пляжу, на коем пристали обедать, прочесали окрестности на предмет легендарных марийских грибов (особенно гигантских лисичек!) и ягод – ничего, кроме великой суши под ногами. Начали удивляться младенческой наивности местных комаров. Те садились, не слишком выбирая место. А усевшись, пытались накушаться до последнего момента. Им теоретически можно даже отрывать крылышки, пока они приудобниваются. И насекомые, наверное, так и останутся сидеть в недоумении – отчего, мол, некомфортно стало?.. Словом, дети. Над такими изуверствовать рука не поднимается.

Дальше шли весело, периодически поджидая друг друга (чаще всего несчастный экипаж Щуки), засматриваясь на обилие разбросанных повсюду пляжей, корабельные сосны по берегам, изумлялись прозрачной свежести воды и белому песку с ярко-рыжими полосами там, где он соприкасался с водной гладью.

Кстати, Пшено выжил – Наташа-2 в тот же день научилась грести быстро, словно пропеллером, взрывая веслами Кокшагу.

Ночевку устроили ранним вечером (часов в семь) на левобережном пляже. Вообще, левой стороне мы отдавали явное предпочтение, встав всего пару раз ночевать на правом берегу. Хотя в действительности оба берега задуманы и выполнены одинаково живописно.

Ели много, вкусно, разнообразно. Надо отдать должное искусству кулинарии женской части коллектива. Ольга умудрялась изгонять из тушенки специфически «тушеночные» привкусы. Как? Выпариванием на сковороде! Между прочим, изобрели новый походный салатик: из равной смеси свежих и соленых огурцов, банки горошка и мелко накрошенной дольки чеснока.

Пять утра. Пора вставать Пшену и птицам
Назавтра снова встали вместе с солнцем, птицами и Пшеничниковым. После завтрака «от Пшена» соблазнились загорать «ню» уже двое: Ната и Ольга. Наташа-2 устояла. Отправились к одиннадцати, после полудня общими силами восьми желудков спасали еду, распиханную по четырем байдаркам. Ввечеру добрались до «крупного населенного пункта», как обозвал его Пшено – до Маркитана. Сия точка на карте обозначена жирно, оттого и случился конфуз. При ближайшем рассмотрении оказалось, в деревеньке живут… двое: баба Нина Ласточкина и ее шестидесятилетний сын Вова. С первой долго и интересно общался Поручиков, сфотографировался рядом, отснял для истории все строения (жилой сарайчик типа «изба»), покосившиеся заборы из толстых веток и несколько мелких квадратных почему-то грядок с пропахшим рыбой причалом, куда ведет деревянная лестница. Вова меж тем отправился встречать чуть выше по течению наших отставших товарищей, чтобы продать им свежей рыбки на жарку к ужину. Улов у дядечки хранится в ледяном ручье. Причем, когда наши дамы спросили, отчего, мол, рыбы не слишком активны, он ответил: «А они замерзли и спят!», чем изрядно насмешил наших профессоров. В конце беседы Алексей Николаевич спросил бабулечку, как ее зовут. После четвертого вопросительного: «А?» баба Нина призналась, что глуха. Чего с нами делает жажда общения!.. Полчаса беседы – и оба прекрасно понимали друг друга!

Гамак на ТОМ берегу
На ужин (ночевка на левобережном пляже чуть ниже Маркитана) Пшено нажарил мнооого рыбы, девчонки наварили изумительной вкусноты гороховый супец. А после насыщения Ольга вспомнила, что у нее неиспользованным остался привезенный с собою гамак. Такова оказалась манящая сила противоположного крутого берега с высоченными соснами, облитыми золотом заходящего солнца.

Тут же решили отправиться на одной Таймени вчетвером. Ради гамака чего только ни сделаешь! Переправились быстро, наверх первой взлетела грациозная кабарга-Ната, возвестившая миру, как там необыкновенно красиво. Следом за ней взобрались Ольга, Наташа-2 и вечный рыцарь Кораблин, коего уговорили сопроводить девичью стаю.

С «того края света» компания привезла пару образцов местной породы - глина и нечто рыжее, дающее цвет всей реке, а также крупную охапку ягеля. Обнаружившая растение Ната открыла нам секрет применения мха – отвар помогает от кашля.

На дневке ели, ели, ели...
На следующий день вышли на место дневки. Не поверите - левый берег! На сей раз высокий, поросший соснами – чтобы было, куда повесить вожделенный гамак. Чуть поодаль от обрыва обнаружились столик и пара лавочек из тонких сосенок. Еще одним радостным открытием стал примыкающий к стоянке чуть поодаль пляж – ибо загорать после обеда собирались уже втроем с Наташей-2.

В дневочный день Нату снабдили удочкой и поставили под обрывом ловить живца для вечерней рыбалки. Рыбачка внезапно обнаружила способности к лову. Она просила насадить ей только первые две гусенички на крючок и снять столько же рыбок, стараясь не повредить их. Через пару часов она самостоятельно обирала рыбок с крючка, правда, нашептывая не то им, не то себе нечто утешительное. Живца, уловленного Натой, скоро применили для донной удочки - планировали заманить нечто крупное и вкусное к ужину. В это время Пшено наделал «пирожков» или сдобных лепешек. Тесто делала под его чутким руководством Наташа-2, но жарил Виктор Владимирович собственноручно. Изделия наполнялись по желанию сгущенкой, салом, либо елись «с таком».

Плюшко-пирожки
Именно в тот момент, когда экипажи обнаружили невероятную гору "пирожков" на столе и сообразили, что испеченную продукцию съесть физически невозможно, к причалу нашему подошли двое на Таймени: взрослый мужчина и мальчик лет одиннадцати. Они оказались представителями йошкар-олинских сплавщиков. Растерянно поведали они нам страшную историю, как прошлой ночью лишились хлеба. Их запасы начисто поели мыши! Мы угостили их лепешками от Пшена и парой буханок хлеба, осчастливив обоих до радостных искр в глазах.

Часам к четырем зазвенел колокольчик, привязанный к снастям, вытащили сомика. Рыбёнок погостил в котелке под лавкой пару часов и отправился в речку, не подозревая, каким добрым и зажравшимся людям он попался.

Мимо проплывали катамараны, медленно тащились байдарки с казанскими и марийскими экипажами. Народ жизнерадостно перекликался с нами и отчего-то замолкал, едва завернув чуть ниже, к пляжу. Много позже сообразили, что именно там грели нагие тела три дамы из Жигулевского заповедника. Водоплавающие элементарно теряли дар речи, видя трех наших русалок.

За день вынужденного простоя облазали прилегающий лес, покормили комаров-туземцев, сделали третью лавочку к уже имевшимся на стоянке, наплавались в леденеющей воде, наболтались в гамаке. Ночью играли в интересную игру – «Шмацать», громким ржанием не давая уснуть «жаворонку»-Пшеничникову. Суть забавы заключается в том, что компания задумывает глагол, не давая услышать его ведущему. Затем бедолага с помощью наводящих вопросов ко всей команде по очереди отгадывает слово. На первый взгляд простенько, но смешно до слез.

Предпоследняя ночевка прошла на правом берегу. Гигантский пляж и обилие дров немедленно натолкнули всех на мысль: а не остановиться ли тут? Остановились.

Гребля пиратским способом - крест-накрест
Причем, прошли от силы пятнадцать километров до пяти вечера. Получили полудневку. Питались. Загорали. Наслаждались еще одним солнечным днем. Звонили водителю микроавтобуса Лёше, который уже отправился за нами, чтобы встретить назавтра в условленном месте, за мостом через Кокшагу у Кокшайска.

Седьмого прошли по воде километров десять-двенадцать до моста. Там нас уже ждал Лёша с женой Татьяной и последним совместным праздничным ужином: сардельками, парой бутылок коньяку и по пол-литра пива на каждого участника сплава. Отмечали благополучный финиш в гигантской палатке с «прихожей», установленной этими милыми людьми. Пели оперные арии вперемешку с известными песнями, читали стихи. Под занавес выяснилось, что скромный Кораблин давно и повсеместно считается не только поэтом (о чем с самого начала поездки твердили его друзья), но и бардом, пишет прекрасные песни.

По дороге домой

Ночь накатила неожиданно, так же, как пролетел весь сплав, прошедший под знаком Большой Еды.

На обратном пути останавливались перекусить в Чердаклах. В целом недорого и вкусно.

Кстати, часть продовольствия съесть не удалось, так его и привезли обратно.

Отрывки из фильма о сплаве можно просмотреть здесь



Ваша оценка «Сплав по Большой Кокшаге или Под знаком Большой Еды »:

7.5 из 10 на основе 4 оценок.
 


Автор: Людмила Лазарева


Отзывы:

/19-08-2011/Psheno/ Сплав по Большой Кокшаге или Под знаком Большой Еды Старейшины рассказ одобрили. Спасибо, Людмила!..


Оставьте свой отзыв:
Ваше имя:

Ваш отзыв о "Сплав по Большой Кокшаге или Под знаком Большой Еды ":

контрольный код:




Смотрите также:
  1. Сплав на байдарках за границей
  2. Сплав по реке Юрюзани (Южный Урал) или Пейте воздух кружками!
  3. Сплав по Большой Кокшаге или Под знаком Большой Еды
  4. Сплав по Соку от Сергиевска до Чесноковки или Сплав под знаком Комара
  5. Каяк Pungo 120

Вы читали:"Сплав по Большой Кокшаге или Под знаком Большой Еды "
Раздел: Отчеты о плаваниях

Новое на форуме туристов-водников:

  1. /21-07-2017/ Сплав по Нее (FruT)
  2. /19-07-2017/ Северная Карелия 24 июля - 4 августа. (t_folker)
  3. /18-07-2017/ Водный. Карелия.Август (MNDS)
  4. /17-07-2017/ совместаная заброска на Пистайоки (paashkooo)
  5. /16-07-2017/ продам лодку-каноэ (hroft)
  6. /17-07-2017/ Уровень воды в Волге (Slava)
  7. /15-07-2017/ Матрасный сплав 7-18 авг. Сев. Карелия. Боярская-Амбарный-Энгозеро (Vman)