Байдаркин - о лодках и плаваниях


 

Сплав по Соку от Большой Чесноковки или Холодный сплав 2009-го

В первые майские праздники (с 30-го апреля по 3 мая) после долгих моральных мук (то думали, куда идти, то матроса в один экипаж найти не могли, то решали, кого еще пригласить и брать ли Славу Маркелова с женой) решили идти тремя лодками от Большой Чесноковки по Соку. Потому что по реке Кондурче ходили в прошлом году по непрерывным завалам и чрезмерно перегруженные пешие пробежки вдоль берегов норовистой реки нам несколько поднадоели.

Задумчивость
Готовились дня три. Все чего-то докупали в продуктовых магазинах, суетились, додумывали маршрут и проверяли погоду у интернетовских метеорологов. Все они грозились великой сушью и ледяными ветрами, что было нам только по пути. Как оказалось, не врали.

Знакомиться начали попутно, у подъезда Ромки Трумана, так как кроме него мы с капитаном никого толком не знали. Разве что Валерыча, с которым увиделись в прошлом году при обсуждении уральского сплава по Чусовой, да его жену Надю Слава встретил в электричке лет восемь назад. Шестого члена нашей группы мы не знали. Им оказалась Татьяна – велотуристка с до болей измученными ежедневными 70-километровыми поездками коленями. «Теперь тебе сам Бог велел заняться байдарочными сплавами», – пошутил ее капитан Рома.

Выгрузка из маршрутки
Наскоро представились, наскоро затискали шкуры и кости в заднюю дверь маршрутки и покатили. Нам повезло – пробки на выезд из города еще не сформировались, и наша газелька летела довольно быстро, почти не останавливаясь.

Довез нас удивительно по нынешним временам добрый и не жлобный, что обнаружилось через час с небольшим, газелист. За полуторачасовую дорогу взял всего полторушку с группы, что мы посчитали вполне божеской ценой и решили обращаться к дядьке чаще и больше.

До деревни Чесноковки на Соку добрались за полтора часа. Немного покатались там в поисках моста, от коего намечали наш путь. Местные жители в количестве двух штук, копавшиеся в своем огороде, указали нам два направления: справа «пристань», оказавшуюся в дальнейшем высоким стальным настилом, откуда вряд ли спустишься без ныряния с головой и травм байдарки, и, собственно, мост – слева, у белого клуба, после двух поворотов. Серо-желтого цвета здание с надписью «Дом ультуры» нашлось очень быстро. Метрах в ста от него виднелась долгожданная полоска воды под понтонным мостом. Газелист Саша выгрузил нас и уехал обратно в город, к цивилизации.

Девочки-аборигенки
По мосту потерянно бродили две тощие девочки лет восьми в цветных футболочках и заношенных штанишках. Через несколько минут к нам подъехал пацан на модном китайском мотоцикле – он вез домой неплохой улов. Постоял, выключив двигатель, поглазел, как «палаточники», то бишь мы, собирают лодки, разложившись на земле, уехал. Потом вернулся, снова смотрел на наши сборы. Не останавливаясь проехал в деревню мужик на лошади. Пришла девица, несмотря на вечер, в темных очках и почти лосинах на крутых, шикарно виляющих бедрах. Бегом прискакали две девчонки лет по 14-15. Одна, усаживаясь на понтоне, делала вид, что совершенно забыла, как насаживать червя на крючок и даже проговорила что-то вроде: и как вообще ловить эту рыбу?.. Вероятно, обе пытались заманить крупнячок на хэви металл, звучащий из мобилки.

Через час, когда мы уже собрались, а солнце закатывалось за горизонт, подкатила на удивительно чистеньком ПАЗике группа наших соратников-байдарочников в количестве 6 байдарок и 15 человек из Самары (сборная Маяк-Эдельвейс). Опытные старцы с внуками остались ночевать в деревне, отпустив транспорт, а мы отплыли в наступающую ночь.

На старте
Наша надувнушка под названием «Ветер» (кстати, он, северный, нас преследовал на протяжении всего плавания) шла первой, потому как мы с капитаном собрались раньше всех и терпеливо ожидали остальных. Зная, что они легко догонят нас, мы отправились минут на 5-7 раньше.

Мимо проплывали местные виды жалких, безлюдных деревянных построек, и мы оба громко жалели аборигенов. По сторонам неизменно торчали заросли сухого камыша, указывая на болотную топкость этих мест в летний период. Пейзаж удручал, навевая тоску, почему-то мысли о бурлаках позапрошлого века и голоде 20-х годов… Радовало то, что не попалось ни одного завала. И течение несло со скоростью не меньше чем 5 км/ч.

Вскоре нас обогнали «Таймень» и Валерина «Варзуга». Через полчаса мы уже начали искать место для ночевки.

Остановились на высоком правом берегу, в нескольких километрах от деревни Гундоровки. Причал землистый, товарищи наши, заблаговременно надевшие болотные сапоги, весьма угадали – едва вылезешь из лодки, как тут же засасывает в трясину. Кстати, такая почва на Соку практически до Соколинки – только там начинаются песчаные берега.

Дул умеренный северный ветер. Холодало, но терпимо. Переночевали без примерзания к пологу палаток, отмораживания носов и пяток.

Сказки, рассказанные под ночной чай, завораживают
В первую ночевку справа от костра слышался непрерывный звук морзянки. Пи-пи-пипипи-пипипипи-пи-пи… Я чуть было не спросила, что бы это значило, как раздался аськинский позывной мобилы, Татьяна снова начала пипикать. Ее капитан предположил, что она передает радиограммы врагам, сообщая наши координаты. Матрос тихонько хихикнула и продолжила разрывать воздух писком. Все смолкло. Птицы спали, мышам, похоже, здешняя местность пришлась не по вкусу (как оказалось, ее облюбовали ежики). И только живое пиканье мобильника разрывало тишину. «Ты бы уж позвонила им что ли, – сердобольно предложила Надя. – Позвонить дешевле выйдет». Похоже, после этого замечания Татьяна взялась за ручку и отрывной блокнот с дырочками наверху. На следующий день она прилежно строчила на стоянках, аккуратно перенося на бумагу основные вехи нашего путешествия.

Наварили почти кило вермишели с двумя банками тушенки, салатика из помидоров-огурцов нарезали 3х литровый котелок, прообщались до полтретьего, завалились спать.

Утренняя дрема
Встали часов около девяти утра. Позавтракали пшеничной кашей с сардельками-барбекю, жаренными Таней и Велерой, поприветствовали соратников из сборной Маяк-Эдельвейс, красиво прошедших мимо на разномастных байдарках. Собрались, пошли.

Ветер крепчал. Температура воздуха явно падала. К середине дня насмотрелись на работу безумных плотников-бобров, наваливших толстенных бревен по реке. Вдоль берега торчали крепенькие ярко-желтого цвета обглоданные пеньки в обхват толщиной. Единогласно провозгласили: дави бобров по всей земле! Догнали дедушек из сборной, те показали нам, как пройти первый, попавшийся нам на пути завал. Мы сделали то же самое ничуть не хуже. Прошли по правой стороне, затем резко свернули вдоль второго бревна и вышли у левого берега. Старшие товарищи слегка удивились. Они-то ожидали, что мы прямо сейчас начнем стонать, материться и купаться. Фигушки! Они не знали, какие завалищи и в каких количествах нам пришлось проходить, проползать, проплывать, просачиваться и обносить в прошлом году в верховьях Кондурчи.

Холодные облака мая 2009-го
Бобровых плотин, перегородивших реку, нас ожидало первого мая штук пять. Впрочем, все простенькие. Одну прошли элементарно лёжа, я даже весла бросила, снимала наш проплыв на камеру. Неплохо получилось. Хотя, все мы понимали, что такая проходимость только сейчас, пока еще есть остатки полноводности. А летом идти от Чесноковки – гиблое дело.

В тот же день прошли место разделения реки на три рукава. Решили идти по левому, где течение сильнее. Таких «перекрестков» оказалось два, да еще пара раздваивающихся.

Часа в два обошли остановившихся на обед соратников с детьми и внуками. Еще через полчаса остановились перекусить супом с рыбными консервами на высоком левом берегу Сока. Костер жгли почти на дороге. Причем, в самый ответственный момент, когда разварилась картошка в супе, появился старенький раздолбанный запорожец цвета грязно-ржавой слоновой кости без номеров. Нечесаный мужичонка за рулем ошалело тормознул, потом решился двигаться вперед, неуклюже объехал огонь, едва не поджарив покрышки, но обошлось без эксцессов. На запах пищи проснулся мучимый адаптационной головной болью после городских дымов Труман. Обогнали нас дедушки, пожелав приятного аппетита. Мы разоткровенничались им в ответ, мол, перешли с весел на ложки, а то весла

... весла отдельно...
надоели уже.

После обеда на воде явно стало холоднее, ветер крепчал, все нацепили теплые вещи.

Ночевали на правом берегу, куда едва причалили из-за вязкости почвы. Экипажи скользили и пытались упасть в воду – довольно глубокий обрыв. Лодки пришлось разгружать выстроившись цепочкой, передавая друг другу наше барахло. Мой капитан сразу же начал клеить баллон нашей лодки - появилась трещина в соске, почти весь день мы шли на полностью сдутом баллоне. Мне пришлось надувать байдарку не вылезая, на ходу.

А во лбу её горит маленький фонарик.
Палатки поставили в посадках на обрыве, костер жгли в овражке – там оказалось удивительно тепло по сравнению с температурой в палатках, потому спать не шли особенно долго – грелись после ужина, состоявшего из салата с помидорами-огурцами, 4х литрового котла гречневой каши с тушенкой и сладостей в виде взорванных зерен пшеницы со вкусом карамели, печенюшек и пр.

Ночью замерзли. Честно говоря, я уснула только утром, когда сквозь спальник (вся улезла, собравшись в кокон, и дышала внутрь, грея ноги) проявилось легкое посветление и зачирикали первые птицы. Особенно заливался какой-то соловей-мастер. Он передразнивал, похоже, всех пернатых обитателей леса, да еще и выдавал собственного сочинения рулады прямо над нашей палаткой. Завтракать я не вышла – дрыхла без задних ног в ласковом тепле выглянувшего солнца. Как оказалось, ночью были заморозки до -3.

Надувнушка в обычном состоянии - ремонт...
Второго мая завалов встретили мало, штуки две, прошли спокойно, повременив только на одном – все минуты по три-четыре повертелись на бревне, пытаясь слезть с него. Обедали на правом, песчаном бережке, закрытом от ветра. Надя смущала Татьяну купанием. Мне сообщили мне по секрету, как «папарацци» с видеокамерой, что сэкономленный аккумулятор (на холоде предательски разрядилась батарейка у новой «Соньки») стоит использовать на эти волнующие моменты. Так я и сделала, засняв Татьянино погружение. Но никто не ожидал, что она окажется скрытым маньяком, лазая в воду несколько раз, после каждой вылазки оглашая берег радостным вскриком и восторженным возгласом: «Классно!» Народ забеспокоился, завистливо поглядывая на Таню, и начал разоблачаться. Поплавали по очереди Валера и Надя. Мы втроем оказались непреклонны, сказав всем провокациям наше жесткое – нет! Впрочем, Слава держался только до следующего обеда, а потом сдался…

Здесь нас, частично мокрых после купания, застукали дедушки и жутко изумились, уточнив, нечаянно мы искупались или нарочно. Услышав, что плавали осознанно, зауважали, закивали головами, уходя дальше.

Трио
После обеда решили пойти сцепкой, соединив моими худыми ручонками 3 байдарки вместе. Река несла нас с приличной скоростью - 5 км/ч, периодически Таня с Надей подгребали, а наш экипаж блаженно бездельничал. Благо - впереди не видно было ни одного завала. Счастье длилось недолго - минут двадцать. Потом пришлось разъединиться.

Ночевали на высоком левом берегу, недалеко от деревни Соколинки – километрах в двух по противоположному берегу. Прямо на обрыве открывались чудесные виды с обширной полянки, где весело завывал ветрище, унося все, что попадалось ему на пути. Пришлось углубиться в безветренные заросли, полные сухих дров. Встали метрах в ста от проселочной дороги, позади нас в полукилометре тянулись какие-то постройки, лаяли собаки.

Тяжек труд летописца
Вечер выдался теплее предыдущего. Поужинав рисовой кашей с тремя рыбными консервами, посидели до 23.57, и уже собрались расползтись по палаткам, как нагрянули порисоваться местные тинэйджеры на мотоцикле и двух легковушках. Перед последней бежал пацан и орал благим матом: «Спасите! Помогите! Спасите меня». Как оказалось потом, это резвился клоун-абориген Лешка. Он потом больше всех таскал дров, задирал девчонок и рассорил их с пацанами.

Агрессивно гремела музыка, орали жаждущие «знакомства» хлопцы, хохотали девчонки. Слышны были отрывочные слова: «Палаточники… Понаехали… Чикатило-Щикатило…» Стало неуютно. Надя и Татьяна, успевшие залезть в палатки, затихли. Мы со Славой, надумавшие заблаговременно побродить по берегу реки, тихонько, окольными путями, чтобы не навести чужаков на наше стойбище, возвращались «домой». Навстречу выдвинулась темная худощавая фигура: «Добрый вечер. А вы что тут ходите?» «Добрый вечер, – отозвался Слава. – Мы вообще-то обратно возвращаемся». «Ой, я вас не узнал в темноте», – смутился Труман. Постояли, послушали беснующихся подростков. Побоялись. Я пошла было искать свой фирменный ножик, привезенный из Адлера, но, не найдя его, вернулась к собранию.

Валерыч
Подошел Валера. Мой капитан предложил пойти к ним и узнать их намерения на месте. Я согласилась. Пошли. В душе нарастало задорное любопытство.

На берегу стояли у костра, разведенного от бензинового плевка, двенадцать человек лет 14-15 с пол-литровыми одноразовыми стаканами, наполненными пивом. Насчитали еще шесть бутылок по 2,5 литра. Увидев нас издали, девчонки заорали, что надо выключить музыку, все стихло. В полной тишине приблизившись к группе, мы поздоровались, сообщив, что у них тут тепло, а у нас там холодно. Попросились к костру. Нам сказали: не то что можно, а нужно! После этого, представившись и услышав, что тут собрались 12 месяцев, а также узнав имена ближайших любителей ночного пива, мы поняли, что ночь будет шумной, но безопасной. Постояли минут несколько, послушали шутливые перебранки, ушли, пожелав удачного празднования. В лагере предупредили взволнованных мужчин, что можно спокойно ложиться, и все разбрелись по домам.

Чай
Дети веселились до полчетвертого, как рассказала утром Надя. Она слушала крики и треск ломаемых деревьев до того момента, пока Лешка чем-то не рассердил девчонок, те дружно послали его в даль светлую и ушли пешком. Пацаны выехали за ними на машинах. И только тогда, в полной предрассветной тишине бедняжка уснула.

Завтракали около 9-ти утра, неторопливо пили чай, зная, что Соколинка – точка финиша – у нас в двух километрах по прямой, а заказанный накануне вечером газелист Саша приедет на мост к трем часам дня.

Останки электростанции возле д. Соколинка на р.Сок

Отправились около одиннадцати. Миновали Соколинку, растянувшуюся по правому берегу. Деревня окончилась, неожиданно порадовав нас неким сооружением, в котором мы опознали не то разрушенную мельницу, не то странного вида запруду. Средненькие волны подняли всем настроение, покатав байдарки на спинах. Затем миновали обрушившиеся в реку деревья и вышли к финалу, причалив на песчаном правом бережке со столиком, лавками и табличкой "В дорогу с Богом".

Под занавес Татьяна решила слегка поежиться, вставая в различные позы йоги. Она то оказывалась на руках, подняв ноги к собственным плечам, то на руках же, с распростертыми в стороны ногами, то еще как-то экзотично по-восточному. В процессе выеживания она отвечала на вопросы, зачем, мол, это нужно, и что занятия дают организму. Надя, выслушав, что упражнения развивают группы мышц, а также суставы, колени и пр, бросила через плечо: «Так вот от чего у тебя коленки болят».

Обедать никто не хотел – стояла прямо-таки летняя жара, организм требовал пить. Мой капитан дважды искупался, неторопливо окунувшись с головой и вышел обсыхать в процессе разборки и сушки байдарки. Сушились и загорали полтора часа, потом пошли к мосту, где ждал нас знакомый газелист.

Подкатили к городу быстро – не успели еще начаться обычные послепраздничные пробки с возвращающимися домой дачниками и любителями пикников. Чем ближе к Самаре, тем грязнее становились ландшафты. Встречные машины поголовно шли с зажженными фарами – пыль. Глядя на мусор по обочинам, полусонная Надя горько произнесла: «Чем дальше, тем грязнее». На что Труман пошутил: «Вот щас возьму и выброшу весь мусор, который в город везу, туда!» «Знаешь, – ответила она, – а ведь его никто и не заметит»…

Небо над Соком
Чистый воздух и лепота закончились - до следующего плавания.
Автор: Людмила Лазарева


Отзывы:

/12-05-2009/Буслаева К.Н./ Читала и от души завидовала. Сама лишь раз спускалась по Чусовой, и то не на байдарках, а на плоскодонках, и так давно, что как бы..

/12-05-2009/Truman/ А про героя-байдарочника не вспомнили! Который в одиночку сплавлялся (ну, наверно, не сплавлялся конечно... а наоборот...) ВВЕРХ..

/07-05-2009/Truman/ Почти так все и было :-) Очень приятно почитать... Эх, починю педали, сплаваем еще куда-нибудь :-)..

/05-05-2009/Кудасов Влад/ Лепота!....

/05-05-2009/Угадайка/ Сплав по Соку от Большой Чесноковки или Холодный сплав 2009-го Привет! Умираю от зависти! Я тоже хочу, но мне бы потеплее и ..


Оставьте свой отзыв:
Ваше имя:

Ваш отзыв о "Сплав по Соку от Большой Чесноковки или Холодный сплав 2009-го":

контрольный код:




Смотрите также:
  1. Байдарка "Хатанга"
  2. Сплав по Соку от Большой Чесноковки или Холодный сплав 2009-го
  3. Жестокий сплав по Томышовке с мутантами
  4. Река Сок
  5. Тренировочный сплав по Соку

Вы читали:"Сплав по Соку от Большой Чесноковки или Холодный сплав 2009-го"
Раздел: Отчеты о плаваниях


 
© 2017 Baydarkin.ru "Сплав по Соку от Большой Чесноковки или Холодный сплав 2009-го - особенности, описание, оценки и отзывы туристов. Отчеты о плаваниях" перепечатка статьи без письменного разрешения запрещена.

Сплав по Соку от Большой Чесноковки или Холодный сплав 2009-го

В первые майские праздники (с 30-го апреля по 3 мая) после долгих моральных мук (то думали, куда идти, то матроса в один экипаж найти не могли, то решали, кого еще пригласить и брать ли Славу Маркелова с женой) решили идти тремя лодками от Большой Чесноковки по Соку. Потому что по реке Кондурче ходили в прошлом году по непрерывным завалам и чрезмерно перегруженные пешие пробежки вдоль берегов норовистой реки нам несколько поднадоели.

Задумчивость
Готовились дня три. Все чего-то докупали в продуктовых магазинах, суетились, додумывали маршрут и проверяли погоду у интернетовских метеорологов. Все они грозились великой сушью и ледяными ветрами, что было нам только по пути. Как оказалось, не врали.

Знакомиться начали попутно, у подъезда Ромки Трумана, так как кроме него мы с капитаном никого толком не знали. Разве что Валерыча, с которым увиделись в прошлом году при обсуждении уральского сплава по Чусовой, да его жену Надю Слава встретил в электричке лет восемь назад. Шестого члена нашей группы мы не знали. Им оказалась Татьяна – велотуристка с до болей измученными ежедневными 70-километровыми поездками коленями. «Теперь тебе сам Бог велел заняться байдарочными сплавами», – пошутил ее капитан Рома.

Выгрузка из маршрутки
Наскоро представились, наскоро затискали шкуры и кости в заднюю дверь маршрутки и покатили. Нам повезло – пробки на выезд из города еще не сформировались, и наша газелька летела довольно быстро, почти не останавливаясь.

Довез нас удивительно по нынешним временам добрый и не жлобный, что обнаружилось через час с небольшим, газелист. За полуторачасовую дорогу взял всего полторушку с группы, что мы посчитали вполне божеской ценой и решили обращаться к дядьке чаще и больше.

До деревни Чесноковки на Соку добрались за полтора часа. Немного покатались там в поисках моста, от коего намечали наш путь. Местные жители в количестве двух штук, копавшиеся в своем огороде, указали нам два направления: справа «пристань», оказавшуюся в дальнейшем высоким стальным настилом, откуда вряд ли спустишься без ныряния с головой и травм байдарки, и, собственно, мост – слева, у белого клуба, после двух поворотов. Серо-желтого цвета здание с надписью «Дом ультуры» нашлось очень быстро. Метрах в ста от него виднелась долгожданная полоска воды под понтонным мостом. Газелист Саша выгрузил нас и уехал обратно в город, к цивилизации.

Девочки-аборигенки
По мосту потерянно бродили две тощие девочки лет восьми в цветных футболочках и заношенных штанишках. Через несколько минут к нам подъехал пацан на модном китайском мотоцикле – он вез домой неплохой улов. Постоял, выключив двигатель, поглазел, как «палаточники», то бишь мы, собирают лодки, разложившись на земле, уехал. Потом вернулся, снова смотрел на наши сборы. Не останавливаясь проехал в деревню мужик на лошади. Пришла девица, несмотря на вечер, в темных очках и почти лосинах на крутых, шикарно виляющих бедрах. Бегом прискакали две девчонки лет по 14-15. Одна, усаживаясь на понтоне, делала вид, что совершенно забыла, как насаживать червя на крючок и даже проговорила что-то вроде: и как вообще ловить эту рыбу?.. Вероятно, обе пытались заманить крупнячок на хэви металл, звучащий из мобилки.

Через час, когда мы уже собрались, а солнце закатывалось за горизонт, подкатила на удивительно чистеньком ПАЗике группа наших соратников-байдарочников в количестве 6 байдарок и 15 человек из Самары (сборная Маяк-Эдельвейс). Опытные старцы с внуками остались ночевать в деревне, отпустив транспорт, а мы отплыли в наступающую ночь.

На старте
Наша надувнушка под названием «Ветер» (кстати, он, северный, нас преследовал на протяжении всего плавания) шла первой, потому как мы с капитаном собрались раньше всех и терпеливо ожидали остальных. Зная, что они легко догонят нас, мы отправились минут на 5-7 раньше.

Мимо проплывали местные виды жалких, безлюдных деревянных построек, и мы оба громко жалели аборигенов. По сторонам неизменно торчали заросли сухого камыша, указывая на болотную топкость этих мест в летний период. Пейзаж удручал, навевая тоску, почему-то мысли о бурлаках позапрошлого века и голоде 20-х годов… Радовало то, что не попалось ни одного завала. И течение несло со скоростью не меньше чем 5 км/ч.

Вскоре нас обогнали «Таймень» и Валерина «Варзуга». Через полчаса мы уже начали искать место для ночевки.

Остановились на высоком правом берегу, в нескольких километрах от деревни Гундоровки. Причал землистый, товарищи наши, заблаговременно надевшие болотные сапоги, весьма угадали – едва вылезешь из лодки, как тут же засасывает в трясину. Кстати, такая почва на Соку практически до Соколинки – только там начинаются песчаные берега.

Дул умеренный северный ветер. Холодало, но терпимо. Переночевали без примерзания к пологу палаток, отмораживания носов и пяток.

Сказки, рассказанные под ночной чай, завораживают
В первую ночевку справа от костра слышался непрерывный звук морзянки. Пи-пи-пипипи-пипипипи-пи-пи… Я чуть было не спросила, что бы это значило, как раздался аськинский позывной мобилы, Татьяна снова начала пипикать. Ее капитан предположил, что она передает радиограммы врагам, сообщая наши координаты. Матрос тихонько хихикнула и продолжила разрывать воздух писком. Все смолкло. Птицы спали, мышам, похоже, здешняя местность пришлась не по вкусу (как оказалось, ее облюбовали ежики). И только живое пиканье мобильника разрывало тишину. «Ты бы уж позвонила им что ли, – сердобольно предложила Надя. – Позвонить дешевле выйдет». Похоже, после этого замечания Татьяна взялась за ручку и отрывной блокнот с дырочками наверху. На следующий день она прилежно строчила на стоянках, аккуратно перенося на бумагу основные вехи нашего путешествия.

Наварили почти кило вермишели с двумя банками тушенки, салатика из помидоров-огурцов нарезали 3х литровый котелок, прообщались до полтретьего, завалились спать.

Утренняя дрема
Встали часов около девяти утра. Позавтракали пшеничной кашей с сардельками-барбекю, жаренными Таней и Велерой, поприветствовали соратников из сборной Маяк-Эдельвейс, красиво прошедших мимо на разномастных байдарках. Собрались, пошли.

Ветер крепчал. Температура воздуха явно падала. К середине дня насмотрелись на работу безумных плотников-бобров, наваливших толстенных бревен по реке. Вдоль берега торчали крепенькие ярко-желтого цвета обглоданные пеньки в обхват толщиной. Единогласно провозгласили: дави бобров по всей земле! Догнали дедушек из сборной, те показали нам, как пройти первый, попавшийся нам на пути завал. Мы сделали то же самое ничуть не хуже. Прошли по правой стороне, затем резко свернули вдоль второго бревна и вышли у левого берега. Старшие товарищи слегка удивились. Они-то ожидали, что мы прямо сейчас начнем стонать, материться и купаться. Фигушки! Они не знали, какие завалищи и в каких количествах нам пришлось проходить, проползать, проплывать, просачиваться и обносить в прошлом году в верховьях Кондурчи.

Холодные облака мая 2009-го
Бобровых плотин, перегородивших реку, нас ожидало первого мая штук пять. Впрочем, все простенькие. Одну прошли элементарно лёжа, я даже весла бросила, снимала наш проплыв на камеру. Неплохо получилось. Хотя, все мы понимали, что такая проходимость только сейчас, пока еще есть остатки полноводности. А летом идти от Чесноковки – гиблое дело.

В тот же день прошли место разделения реки на три рукава. Решили идти по левому, где течение сильнее. Таких «перекрестков» оказалось два, да еще пара раздваивающихся.

Часа в два обошли остановившихся на обед соратников с детьми и внуками. Еще через полчаса остановились перекусить супом с рыбными консервами на высоком левом берегу Сока. Костер жгли почти на дороге. Причем, в самый ответственный момент, когда разварилась картошка в супе, появился старенький раздолбанный запорожец цвета грязно-ржавой слоновой кости без номеров. Нечесаный мужичонка за рулем ошалело тормознул, потом решился двигаться вперед, неуклюже объехал огонь, едва не поджарив покрышки, но обошлось без эксцессов. На запах пищи проснулся мучимый адаптационной головной болью после городских дымов Труман. Обогнали нас дедушки, пожелав приятного аппетита. Мы разоткровенничались им в ответ, мол, перешли с весел на ложки, а то весла

... весла отдельно...
надоели уже.

После обеда на воде явно стало холоднее, ветер крепчал, все нацепили теплые вещи.

Ночевали на правом берегу, куда едва причалили из-за вязкости почвы. Экипажи скользили и пытались упасть в воду – довольно глубокий обрыв. Лодки пришлось разгружать выстроившись цепочкой, передавая друг другу наше барахло. Мой капитан сразу же начал клеить баллон нашей лодки - появилась трещина в соске, почти весь день мы шли на полностью сдутом баллоне. Мне пришлось надувать байдарку не вылезая, на ходу.

А во лбу её горит маленький фонарик.
Палатки поставили в посадках на обрыве, костер жгли в овражке – там оказалось удивительно тепло по сравнению с температурой в палатках, потому спать не шли особенно долго – грелись после ужина, состоявшего из салата с помидорами-огурцами, 4х литрового котла гречневой каши с тушенкой и сладостей в виде взорванных зерен пшеницы со вкусом карамели, печенюшек и пр.

Ночью замерзли. Честно говоря, я уснула только утром, когда сквозь спальник (вся улезла, собравшись в кокон, и дышала внутрь, грея ноги) проявилось легкое посветление и зачирикали первые птицы. Особенно заливался какой-то соловей-мастер. Он передразнивал, похоже, всех пернатых обитателей леса, да еще и выдавал собственного сочинения рулады прямо над нашей палаткой. Завтракать я не вышла – дрыхла без задних ног в ласковом тепле выглянувшего солнца. Как оказалось, ночью были заморозки до -3.

Надувнушка в обычном состоянии - ремонт...
Второго мая завалов встретили мало, штуки две, прошли спокойно, повременив только на одном – все минуты по три-четыре повертелись на бревне, пытаясь слезть с него. Обедали на правом, песчаном бережке, закрытом от ветра. Надя смущала Татьяну купанием. Мне сообщили мне по секрету, как «папарацци» с видеокамерой, что сэкономленный аккумулятор (на холоде предательски разрядилась батарейка у новой «Соньки») стоит использовать на эти волнующие моменты. Так я и сделала, засняв Татьянино погружение. Но никто не ожидал, что она окажется скрытым маньяком, лазая в воду несколько раз, после каждой вылазки оглашая берег радостным вскриком и восторженным возгласом: «Классно!» Народ забеспокоился, завистливо поглядывая на Таню, и начал разоблачаться. Поплавали по очереди Валера и Надя. Мы втроем оказались непреклонны, сказав всем провокациям наше жесткое – нет! Впрочем, Слава держался только до следующего обеда, а потом сдался…

Здесь нас, частично мокрых после купания, застукали дедушки и жутко изумились, уточнив, нечаянно мы искупались или нарочно. Услышав, что плавали осознанно, зауважали, закивали головами, уходя дальше.

Трио
После обеда решили пойти сцепкой, соединив моими худыми ручонками 3 байдарки вместе. Река несла нас с приличной скоростью - 5 км/ч, периодически Таня с Надей подгребали, а наш экипаж блаженно бездельничал. Благо - впереди не видно было ни одного завала. Счастье длилось недолго - минут двадцать. Потом пришлось разъединиться.

Ночевали на высоком левом берегу, недалеко от деревни Соколинки – километрах в двух по противоположному берегу. Прямо на обрыве открывались чудесные виды с обширной полянки, где весело завывал ветрище, унося все, что попадалось ему на пути. Пришлось углубиться в безветренные заросли, полные сухих дров. Встали метрах в ста от проселочной дороги, позади нас в полукилометре тянулись какие-то постройки, лаяли собаки.

Тяжек труд летописца
Вечер выдался теплее предыдущего. Поужинав рисовой кашей с тремя рыбными консервами, посидели до 23.57, и уже собрались расползтись по палаткам, как нагрянули порисоваться местные тинэйджеры на мотоцикле и двух легковушках. Перед последней бежал пацан и орал благим матом: «Спасите! Помогите! Спасите меня». Как оказалось потом, это резвился клоун-абориген Лешка. Он потом больше всех таскал дров, задирал девчонок и рассорил их с пацанами.

Агрессивно гремела музыка, орали жаждущие «знакомства» хлопцы, хохотали девчонки. Слышны были отрывочные слова: «Палаточники… Понаехали… Чикатило-Щикатило…» Стало неуютно. Надя и Татьяна, успевшие залезть в палатки, затихли. Мы со Славой, надумавшие заблаговременно побродить по берегу реки, тихонько, окольными путями, чтобы не навести чужаков на наше стойбище, возвращались «домой». Навстречу выдвинулась темная худощавая фигура: «Добрый вечер. А вы что тут ходите?» «Добрый вечер, – отозвался Слава. – Мы вообще-то обратно возвращаемся». «Ой, я вас не узнал в темноте», – смутился Труман. Постояли, послушали беснующихся подростков. Побоялись. Я пошла было искать свой фирменный ножик, привезенный из Адлера, но, не найдя его, вернулась к собранию.

Валерыч
Подошел Валера. Мой капитан предложил пойти к ним и узнать их намерения на месте. Я согласилась. Пошли. В душе нарастало задорное любопытство.

На берегу стояли у костра, разведенного от бензинового плевка, двенадцать человек лет 14-15 с пол-литровыми одноразовыми стаканами, наполненными пивом. Насчитали еще шесть бутылок по 2,5 литра. Увидев нас издали, девчонки заорали, что надо выключить музыку, все стихло. В полной тишине приблизившись к группе, мы поздоровались, сообщив, что у них тут тепло, а у нас там холодно. Попросились к костру. Нам сказали: не то что можно, а нужно! После этого, представившись и услышав, что тут собрались 12 месяцев, а также узнав имена ближайших любителей ночного пива, мы поняли, что ночь будет шумной, но безопасной. Постояли минут несколько, послушали шутливые перебранки, ушли, пожелав удачного празднования. В лагере предупредили взволнованных мужчин, что можно спокойно ложиться, и все разбрелись по домам.

Чай
Дети веселились до полчетвертого, как рассказала утром Надя. Она слушала крики и треск ломаемых деревьев до того момента, пока Лешка чем-то не рассердил девчонок, те дружно послали его в даль светлую и ушли пешком. Пацаны выехали за ними на машинах. И только тогда, в полной предрассветной тишине бедняжка уснула.

Завтракали около 9-ти утра, неторопливо пили чай, зная, что Соколинка – точка финиша – у нас в двух километрах по прямой, а заказанный накануне вечером газелист Саша приедет на мост к трем часам дня.

Останки электростанции возле д. Соколинка на р.Сок

Отправились около одиннадцати. Миновали Соколинку, растянувшуюся по правому берегу. Деревня окончилась, неожиданно порадовав нас неким сооружением, в котором мы опознали не то разрушенную мельницу, не то странного вида запруду. Средненькие волны подняли всем настроение, покатав байдарки на спинах. Затем миновали обрушившиеся в реку деревья и вышли к финалу, причалив на песчаном правом бережке со столиком, лавками и табличкой "В дорогу с Богом".

Под занавес Татьяна решила слегка поежиться, вставая в различные позы йоги. Она то оказывалась на руках, подняв ноги к собственным плечам, то на руках же, с распростертыми в стороны ногами, то еще как-то экзотично по-восточному. В процессе выеживания она отвечала на вопросы, зачем, мол, это нужно, и что занятия дают организму. Надя, выслушав, что упражнения развивают группы мышц, а также суставы, колени и пр, бросила через плечо: «Так вот от чего у тебя коленки болят».

Обедать никто не хотел – стояла прямо-таки летняя жара, организм требовал пить. Мой капитан дважды искупался, неторопливо окунувшись с головой и вышел обсыхать в процессе разборки и сушки байдарки. Сушились и загорали полтора часа, потом пошли к мосту, где ждал нас знакомый газелист.

Подкатили к городу быстро – не успели еще начаться обычные послепраздничные пробки с возвращающимися домой дачниками и любителями пикников. Чем ближе к Самаре, тем грязнее становились ландшафты. Встречные машины поголовно шли с зажженными фарами – пыль. Глядя на мусор по обочинам, полусонная Надя горько произнесла: «Чем дальше, тем грязнее». На что Труман пошутил: «Вот щас возьму и выброшу весь мусор, который в город везу, туда!» «Знаешь, – ответила она, – а ведь его никто и не заметит»…

Небо над Соком
Чистый воздух и лепота закончились - до следующего плавания.
Автор: Людмила Лазарева


Отзывы:

/12-05-2009/Буслаева К.Н./ Читала и от души завидовала. Сама лишь раз спускалась по Чусовой, и то не на байдарках, а на плоскодонках, и так давно, что как бы..

/12-05-2009/Truman/ А про героя-байдарочника не вспомнили! Который в одиночку сплавлялся (ну, наверно, не сплавлялся конечно... а наоборот...) ВВЕРХ..

/07-05-2009/Truman/ Почти так все и было :-) Очень приятно почитать... Эх, починю педали, сплаваем еще куда-нибудь :-)..

/05-05-2009/Кудасов Влад/ Лепота!....

/05-05-2009/Угадайка/ Сплав по Соку от Большой Чесноковки или Холодный сплав 2009-го Привет! Умираю от зависти! Я тоже хочу, но мне бы потеплее и ..


Оставьте свой отзыв:
Ваше имя:

Ваш отзыв о "Сплав по Соку от Большой Чесноковки или Холодный сплав 2009-го":

контрольный код:




Смотрите также:
  1. Байдарка "Хатанга"
  2. Сплав по Соку от Большой Чесноковки или Холодный сплав 2009-го
  3. Жестокий сплав по Томышовке с мутантами
  4. Река Сок
  5. Тренировочный сплав по Соку

Вы читали:"Сплав по Соку от Большой Чесноковки или Холодный сплав 2009-го"
Раздел: Отчеты о плаваниях

Новое на форуме туристов-водников:

  1. /20-08-2017/ Сплавы Ленинградская область (Сеrg)
  2. /17-08-2017/ Забрать рюкзак из Кеми (Валентин)
  3. /17-08-2017/ Богомол в Самаре. (Slava)
  4. /16-08-2017/ 19-го августа на один день по Нерской от Куровского до Хотеичей (onpoint)
  5. /сегодня/ Байдарка Шуя 2 (Михаил87)
  6. /16-08-2017/ Сплав 11-13 августа 2017. Зольное - Самара (Slava)
  7. /13-08-2017/ О. Койонсаари Карелия вторая половина августа 2017 с детьми (Юлианна)