Байдаркин - о лодках и плаваниях


 

Надувная консервная банка или Как мы по бешеной речке сплавлялись

Началось с того, что мы с капитаном выехали в единственный российский город-курорт Сочи. Ну так, спасаясь от непрерывных дождей в родном городе, пролистав многодневные прогнозы метеорологов, решили бежать на юг, туда, где солнце стало светить более планомерно, откуда ушли тучи и выглянуло солнце. Словом, думали переждать хмарь, чтобы потом вернуться на знакомые речки с новыми силами и в ясные дни.

Дикий пляж в Хосте
После многодневного изучения города Сочи и окрестностей (Хосты, Адлера) с прилегающими к ним пляжами стало несколько скучновато. И это естественно: интересных обследованных мест становилось все больше, а времени на пребывание – все меньше. Мы заскучали, пока не наткнулись в Хосте на представителя экскурсбюро с ярким штендером, обещающим сплав по Мзымте – речке, возле коей прогуливались по Адлеру, мечтая в следующий раз уж точно приехать сюда с байдаркой, чтобы наверняка попробовать себя в качестве укротителей бурных горных вод. И мне в голову пришла гениальная мысль: а чего, собственно, ждать-то?! Можно уже прямо сегодня, буквально сейчас (сколько там осталось до начала сплава? Пятнадцать минут? Отлично! Полотенце и купальные принадлежности у нас с собой!) съездить и сплавиться по этим безумным водам! Забегая вперед, скажу, полотенце нам не понадобилось. Мы успели обсохнуть на ветру и солнце, пока вернулся водитель нашего автобуса.

Пансионат Аквамарин

Итак, к хостинской гостиничке «Аквамарин» автобус за нами пришел пустой. Мы, люди наивные, решили было, что будем единственными на этом празднике сплава и начали веселиться заранее. Но не тут-то было. В Кудепсте, буквально минут через 10-15 после отъезда в сторону Адлера, к нам присоединилась девушко-женщина, хрупкая и стройная со спины, с набрякшими мешками любительницы веселых праздников с лица, со взрослым сыном лет 15-ти. Она несколько раз насильно заставила пацана улыбнуться в объектив фотокамеры, пока не успокоилась. В Курортном городке к нам подсела еще толпа, заполонившая почти весь автобус, в том числе и трое крепких мужичков, один из которых непрерывно, молча и напряженно смотрел на мир в громоздкий объектив старенькой видеокамеры «Сони», периодически покрикивая другому крепышу: «Миша!» (думаю, это была своеобразная проверка связи, потому как Миша лишь поворачивал голову и улыбался, ничего более не предпринимая) или «Димка, иди сюда!» - уже пацанчику лет 10-ти, резво бросающемуся на зов. Неразумные родители набрали с собой детей в летней форме одежды, которые, едва автобус прибавлял ходу, тут же начали мерзнуть и кутаться в полотенца.

В Икарусе на сплав
В Адлере подобрали еще пару, забив салон до отказа.

На Мзымту ехали довольно долго, минуя сочинский аэропорт «Адлер», скалы с вертикальными отложениями, село со странным названием Нижневысокое, форелевое хозяйство и указатель со страшной надписью «Пасть Дракона», куда сразу же захотелось попасть большинству из собравшихся. Мы еще не подозревали, что и в драконью пасть нам предложат лесть за деньги. Собственно, с меньшинством так и случилось через полчасика.

Едва наш Икарус въехал в лес, сидящий впереди меня крепыш с «сонькой» наперевес, услышав наши с капитаном прения по поводу оставления-взятия с собой видеокамеры, благополучно утопленной на Кондурче и восстановленной доблестными самарскими ремонтниками (к бесчестью их будет сказано, утопленные Олимпус и Панасоник ребята даже смотреть не стали – заломало их), повернулся и спросил, впервые выключив запись: «А вы что, уже топили ее? – Он кивнул на мой битый Панасоник. - И как теперь? Берете или нет? Есть шансы утопить?» Камеру мы брать не стали, кэп вовремя прикупил водонепроницаемый Олимпус, которого нам вполне хватило. Дядьку от эксперимента отговорили, после чего дружной толпой вылезли на маленькой поляночке, где едва смог развернуться доставивший нас Икарус.

На инструктаж
Нас встретил улыбчивый Тарзан армянского происхождения, оголенный до пояса и непрерывно поигрывающий буграми мышц. Прорывающийся сквозь ветви южных дерев ветерок периодически пытался взвихрить его густые, черные, длинные и грязные локоны, но ему это с трудом удавалось. Улыбчивый предводитель инструкторского состава с труднопроизносимым именем, то и дело грациозно переставляя стройные ноги в неопреновых триканах и тапках, предложил собравшимся отправиться в Пасть Дракона за 100 рублей, несговорчивых запугал длительным ожиданием на финише. Стойкие граждане сбились в кучку и молчали, исподлобья глядя на него. Желающих Тарзан препроводил к другому инструктору – коренастому Андрюше с внешностью человека давно и надолго измученного нарзаном.

Инструктор Андрюша
Нас оказалось ровно 13. Андрей, хитро поглядывая мешковатыми глазками на сборище разнокалиберных граждан, заявил, что не суеверен, отобрал у нас обувь, выдав взамен потрепанные тритоновские спасжилеты (причем, мужчинам почему-то достались крошечные топики, а дамы оделись в спассюртуки), и предложил сильной половине человечества взяться за желто-красную надувную громадину-рафт с надувным же рифленым дном.

Рафт мирно стоял на берегу. Его абсолютно сухое рифленое дно матово отсвечивало в лучах пробивающегося сквозь листву солнца. Мышцы мои требовали движений, и потому я в ответ потребовала, чтобы мне вручили весло, на что Андрюша изумился, но пообещал овеслить мою персону собственноручно.

Вниз, пока еще недружным коллективом
Обманул! Пришлось брать средство сплава из кучки брошенных на дно орудий сплавного труда силой, усевшись в лодку, мгновенно на реке наполнившуюся ледяной водой. Надувное дно оказалось изящно привязано к надувным бортам влажными веревочками, в щели меж которыми благополучно заливались струи воды. (Впрочем, так же они и выливались при затоплении - вот в чем кайф-то!) Ноги моментально замерзли и потребовали отобранной злыднем-инструктором обуви, но было поздно.

Набились
Плотно усевшись в рафт по бортам, мы поняли, что полнее его набить уже не удалось бы. Такая получилась надувная консервная банка, плотненько утрамбованная сплавщиками. «Еще бы коленочкой подтрамбовать, чтоб парочку человечков можно было впихнуть», - проворчала я, впихиваясь между крепеньким молчаливым Мишей и капитаном. Андрюша посмотрел хитренько и промолчал. Он, похоже, вообще умел смотреть только так – взором человека едва проснувшегося, но уже знающего, что ему предстоит нечто важное и существенное, но также радостное и беззаботное одновременно. Похоже, времени даром эти люди терять не умели. «Правой давай! – заорал он непонятно для всей толпы, - А то на камни щас ляжем!» Народ суматошно заработал незнакомыми предметами, коими были каячные весла, но ничего не произошло, река неуклонно несла нас на камни, к берегу.

Естественно, мы плотно сели на камни. Естественно, пришлось отталкиваться веслами, чтобы слезть с них, после чего собравшиеся поняли, наконец, то данный вид прогулки – не праздное шатание по парку с заливанием рассказов экскурсовода пивом, а весьма мокрое и даже слегка небезопасное дело. Взялись за весла с удвоенной силой, и полетели по камням, то и дело обливаемые трезвящими водопадами воды.

Поехали!
Через некоторое время, когда Андрюша вошел в роль, предоставив кэпу командовать рафтом, покрикивавшим: «Табань! Левый борт давай! Теперь правый! Не греби, сам пойдет!», а сам стал травить байки о сплавах и собственных подвигах, оказалось, что среди нас присутствуют профи. Рядом со мной сидел совершенно по-катовски, оседлав дутый борт, мужчина с берегов Суры. Чуть позади кэпа – гребец экстра-класса, правда, слегка путавшийся в том, где находится право-лево, но силы имел немеряно.

Вода подается на водопад по трубам
Команда не успела спаяться и свыкнуться с новыми для нее орудиями сплавного труда, как причалили к драконьей пасти, предварявшейся угрожающей табличкой: "Объект закрыт!". У начала Пасти стояла сваренная наспех стальная кибитка, внутри которой торчала дама неопределенного возраста, не пожелавшая пустить нас вверх, ибо оплаты за наше восхождение Тарзан ей не прислал «Как и вчера». Пока Андрей препирался с теткой и звонил «главному», толпа разбрелась по площадке, натыкаясь на камни и радуясь, что обрела собственную обувь. Наконец, стезю к пасти разрешили. Ей оказалась длинная, облагороженная деревянными ступенями дорога в горы, идти по которой стало жарко в спасжилетах, и народ начал постепенно разоблачаться. Вдоль нашего пути тянулись до самого верха водопада две водопроводные трубы, назначение коих кэп рассекретил мгновенно: «Здесь подается на водопад вода из Мзымты, чтобы этот самый водопад возродить к жизни». Я его вполне поняла: мы не однажды сталкивались в заповедных местах с тем же – наступает вечер, и вода, поступающая во все «речки-ручьи-лощины-водопады» отключается. А что делать, если водопад в реальности «работает» только тогда, когда пройдет хороший ливень, либо сходят талые воды?!
Пасть дракона где-то здесь...
Забравшись «на точку», запыхавшиеся сплавщики столкнулись наверху с командой подростков, толпящихся перед строгой табличкой, извещающей, что в водопаде купаться запрещено, подниматься к нему выше – тоже. Разочарованно пофоткались и поплелись назад, к Мзымте, к рафту.

Оставшаяся часть плавания пролетела быстро и почти незаметно: с криками и гиканьем многократно обходили подростков на предыдущем рафте, отплевывались от потоков воды, летевших с весел шестерых девушек на обходившем нас много раз (и мы их обгоняли тоже) катамаране, мастерски миновали мели, многажды умылись в безумных водах безумной реки (кстати, ее название и переводится как «бешеная»).

Гребец с Суры
Причалили задолго до моря, которого так ждал крепыш без камеры (Он за несколько десятков метров, завидев на берегу свистящего нам фотографа, заорал: «Димка, сюда!» Его пацаненок на тоненьких ножках ринулся через весь рафт к нему, едва не упал, и кадр, думаю, получился хуже, чем был бы, если б мальчишка сидел на своем месте). На берегу ждала наглотавшийся воды и адреналина народ маленькая, но жаркая банька, взъерошенная армянка с сухим и полусладким местными винами (обе полуторалитровые баклажки были мутными внутри), водкой, чаем в пакетиках, Дошираком и бурлящим 20-ти литровым самоваром. Вдоль добротного дощатого стола, на коем возвышалось сие продуктовое великолепие, протянулись две столь же добротные лавки, завершающиеся вырезанным из цельного обрубка ствола троном. На троне восседал худосочный юноша, вяло ворочавший вилкой в коробочке быстро завариваемой лапши и попивавший мутную местную бардамыгу.

Эх, до моря малость не дошли...
Наша команда долго не могла получить даже телефонов своих фотографов, ибо водитель нашего Икаруса, закрыв двери, куда-то удалился, оставив нас без дензнаков, и заявился лишь через полчаса, когда мы уже благополучно высохли и решили, что фотки брать вовсе не будем - ну их, там, может, и нас-то не видно вовсе!

Наши сплавсредства погрузили на грузовик и, ежеминутно норовя уронить одну либо все кучно, машина уползла вверх на 12 километров, туда, откуда мы начинала свой путь по Мзымте, где уже ждали своего приключения другие любители водных маршрутов.

Ваша оценка «Надувная консервная банка или Как мы по бешеной речке сплавлялись»:

10.0 из 10 на основе 1 оценок.
 


Автор: Людмила Лазарева


Отзывы:

/05-07-2008/VB/ Было приятно вспомнить...

/02-07-2008/llav/ Надувная консервная банка или Как мы по бешеной речке сплавлялись. Интересная получилась история. Даже познавательная...


Оставьте свой отзыв:
Ваше имя:

Ваш отзыв о "Надувная консервная банка или Как мы по бешеной речке сплавлялись":

контрольный код:




Смотрите также:
  1. Пирамиды или олени
  2. Свихнувшиеся кукушки и обожравшиеся комары
  3. Надувная консервная банка или Как мы по бешеной речке сплавлялись
  4. Заплыв страха по Волге
  5. Сплав по Соку или заплыв белкового голодания.

Вы читали:"Надувная консервная банка или Как мы по бешеной речке сплавлялись"
Раздел: Отчеты о плаваниях


 
© 2017 Baydarkin.ru "Надувная консервная банка или Как мы по бешеной речке сплавлялись - особенности, описание, оценки и отзывы туристов. Отчеты о плаваниях" перепечатка статьи без письменного разрешения запрещена.

Надувная консервная банка или Как мы по бешеной речке сплавлялись

Началось с того, что мы с капитаном выехали в единственный российский город-курорт Сочи. Ну так, спасаясь от непрерывных дождей в родном городе, пролистав многодневные прогнозы метеорологов, решили бежать на юг, туда, где солнце стало светить более планомерно, откуда ушли тучи и выглянуло солнце. Словом, думали переждать хмарь, чтобы потом вернуться на знакомые речки с новыми силами и в ясные дни.

Дикий пляж в Хосте
После многодневного изучения города Сочи и окрестностей (Хосты, Адлера) с прилегающими к ним пляжами стало несколько скучновато. И это естественно: интересных обследованных мест становилось все больше, а времени на пребывание – все меньше. Мы заскучали, пока не наткнулись в Хосте на представителя экскурсбюро с ярким штендером, обещающим сплав по Мзымте – речке, возле коей прогуливались по Адлеру, мечтая в следующий раз уж точно приехать сюда с байдаркой, чтобы наверняка попробовать себя в качестве укротителей бурных горных вод. И мне в голову пришла гениальная мысль: а чего, собственно, ждать-то?! Можно уже прямо сегодня, буквально сейчас (сколько там осталось до начала сплава? Пятнадцать минут? Отлично! Полотенце и купальные принадлежности у нас с собой!) съездить и сплавиться по этим безумным водам! Забегая вперед, скажу, полотенце нам не понадобилось. Мы успели обсохнуть на ветру и солнце, пока вернулся водитель нашего автобуса.

Пансионат Аквамарин

Итак, к хостинской гостиничке «Аквамарин» автобус за нами пришел пустой. Мы, люди наивные, решили было, что будем единственными на этом празднике сплава и начали веселиться заранее. Но не тут-то было. В Кудепсте, буквально минут через 10-15 после отъезда в сторону Адлера, к нам присоединилась девушко-женщина, хрупкая и стройная со спины, с набрякшими мешками любительницы веселых праздников с лица, со взрослым сыном лет 15-ти. Она несколько раз насильно заставила пацана улыбнуться в объектив фотокамеры, пока не успокоилась. В Курортном городке к нам подсела еще толпа, заполонившая почти весь автобус, в том числе и трое крепких мужичков, один из которых непрерывно, молча и напряженно смотрел на мир в громоздкий объектив старенькой видеокамеры «Сони», периодически покрикивая другому крепышу: «Миша!» (думаю, это была своеобразная проверка связи, потому как Миша лишь поворачивал голову и улыбался, ничего более не предпринимая) или «Димка, иди сюда!» - уже пацанчику лет 10-ти, резво бросающемуся на зов. Неразумные родители набрали с собой детей в летней форме одежды, которые, едва автобус прибавлял ходу, тут же начали мерзнуть и кутаться в полотенца.

В Икарусе на сплав
В Адлере подобрали еще пару, забив салон до отказа.

На Мзымту ехали довольно долго, минуя сочинский аэропорт «Адлер», скалы с вертикальными отложениями, село со странным названием Нижневысокое, форелевое хозяйство и указатель со страшной надписью «Пасть Дракона», куда сразу же захотелось попасть большинству из собравшихся. Мы еще не подозревали, что и в драконью пасть нам предложат лесть за деньги. Собственно, с меньшинством так и случилось через полчасика.

Едва наш Икарус въехал в лес, сидящий впереди меня крепыш с «сонькой» наперевес, услышав наши с капитаном прения по поводу оставления-взятия с собой видеокамеры, благополучно утопленной на Кондурче и восстановленной доблестными самарскими ремонтниками (к бесчестью их будет сказано, утопленные Олимпус и Панасоник ребята даже смотреть не стали – заломало их), повернулся и спросил, впервые выключив запись: «А вы что, уже топили ее? – Он кивнул на мой битый Панасоник. - И как теперь? Берете или нет? Есть шансы утопить?» Камеру мы брать не стали, кэп вовремя прикупил водонепроницаемый Олимпус, которого нам вполне хватило. Дядьку от эксперимента отговорили, после чего дружной толпой вылезли на маленькой поляночке, где едва смог развернуться доставивший нас Икарус.

На инструктаж
Нас встретил улыбчивый Тарзан армянского происхождения, оголенный до пояса и непрерывно поигрывающий буграми мышц. Прорывающийся сквозь ветви южных дерев ветерок периодически пытался взвихрить его густые, черные, длинные и грязные локоны, но ему это с трудом удавалось. Улыбчивый предводитель инструкторского состава с труднопроизносимым именем, то и дело грациозно переставляя стройные ноги в неопреновых триканах и тапках, предложил собравшимся отправиться в Пасть Дракона за 100 рублей, несговорчивых запугал длительным ожиданием на финише. Стойкие граждане сбились в кучку и молчали, исподлобья глядя на него. Желающих Тарзан препроводил к другому инструктору – коренастому Андрюше с внешностью человека давно и надолго измученного нарзаном.

Инструктор Андрюша
Нас оказалось ровно 13. Андрей, хитро поглядывая мешковатыми глазками на сборище разнокалиберных граждан, заявил, что не суеверен, отобрал у нас обувь, выдав взамен потрепанные тритоновские спасжилеты (причем, мужчинам почему-то достались крошечные топики, а дамы оделись в спассюртуки), и предложил сильной половине человечества взяться за желто-красную надувную громадину-рафт с надувным же рифленым дном.

Рафт мирно стоял на берегу. Его абсолютно сухое рифленое дно матово отсвечивало в лучах пробивающегося сквозь листву солнца. Мышцы мои требовали движений, и потому я в ответ потребовала, чтобы мне вручили весло, на что Андрюша изумился, но пообещал овеслить мою персону собственноручно.

Вниз, пока еще недружным коллективом
Обманул! Пришлось брать средство сплава из кучки брошенных на дно орудий сплавного труда силой, усевшись в лодку, мгновенно на реке наполнившуюся ледяной водой. Надувное дно оказалось изящно привязано к надувным бортам влажными веревочками, в щели меж которыми благополучно заливались струи воды. (Впрочем, так же они и выливались при затоплении - вот в чем кайф-то!) Ноги моментально замерзли и потребовали отобранной злыднем-инструктором обуви, но было поздно.

Набились
Плотно усевшись в рафт по бортам, мы поняли, что полнее его набить уже не удалось бы. Такая получилась надувная консервная банка, плотненько утрамбованная сплавщиками. «Еще бы коленочкой подтрамбовать, чтоб парочку человечков можно было впихнуть», - проворчала я, впихиваясь между крепеньким молчаливым Мишей и капитаном. Андрюша посмотрел хитренько и промолчал. Он, похоже, вообще умел смотреть только так – взором человека едва проснувшегося, но уже знающего, что ему предстоит нечто важное и существенное, но также радостное и беззаботное одновременно. Похоже, времени даром эти люди терять не умели. «Правой давай! – заорал он непонятно для всей толпы, - А то на камни щас ляжем!» Народ суматошно заработал незнакомыми предметами, коими были каячные весла, но ничего не произошло, река неуклонно несла нас на камни, к берегу.

Естественно, мы плотно сели на камни. Естественно, пришлось отталкиваться веслами, чтобы слезть с них, после чего собравшиеся поняли, наконец, то данный вид прогулки – не праздное шатание по парку с заливанием рассказов экскурсовода пивом, а весьма мокрое и даже слегка небезопасное дело. Взялись за весла с удвоенной силой, и полетели по камням, то и дело обливаемые трезвящими водопадами воды.

Поехали!
Через некоторое время, когда Андрюша вошел в роль, предоставив кэпу командовать рафтом, покрикивавшим: «Табань! Левый борт давай! Теперь правый! Не греби, сам пойдет!», а сам стал травить байки о сплавах и собственных подвигах, оказалось, что среди нас присутствуют профи. Рядом со мной сидел совершенно по-катовски, оседлав дутый борт, мужчина с берегов Суры. Чуть позади кэпа – гребец экстра-класса, правда, слегка путавшийся в том, где находится право-лево, но силы имел немеряно.

Вода подается на водопад по трубам
Команда не успела спаяться и свыкнуться с новыми для нее орудиями сплавного труда, как причалили к драконьей пасти, предварявшейся угрожающей табличкой: "Объект закрыт!". У начала Пасти стояла сваренная наспех стальная кибитка, внутри которой торчала дама неопределенного возраста, не пожелавшая пустить нас вверх, ибо оплаты за наше восхождение Тарзан ей не прислал «Как и вчера». Пока Андрей препирался с теткой и звонил «главному», толпа разбрелась по площадке, натыкаясь на камни и радуясь, что обрела собственную обувь. Наконец, стезю к пасти разрешили. Ей оказалась длинная, облагороженная деревянными ступенями дорога в горы, идти по которой стало жарко в спасжилетах, и народ начал постепенно разоблачаться. Вдоль нашего пути тянулись до самого верха водопада две водопроводные трубы, назначение коих кэп рассекретил мгновенно: «Здесь подается на водопад вода из Мзымты, чтобы этот самый водопад возродить к жизни». Я его вполне поняла: мы не однажды сталкивались в заповедных местах с тем же – наступает вечер, и вода, поступающая во все «речки-ручьи-лощины-водопады» отключается. А что делать, если водопад в реальности «работает» только тогда, когда пройдет хороший ливень, либо сходят талые воды?!
Пасть дракона где-то здесь...
Забравшись «на точку», запыхавшиеся сплавщики столкнулись наверху с командой подростков, толпящихся перед строгой табличкой, извещающей, что в водопаде купаться запрещено, подниматься к нему выше – тоже. Разочарованно пофоткались и поплелись назад, к Мзымте, к рафту.

Оставшаяся часть плавания пролетела быстро и почти незаметно: с криками и гиканьем многократно обходили подростков на предыдущем рафте, отплевывались от потоков воды, летевших с весел шестерых девушек на обходившем нас много раз (и мы их обгоняли тоже) катамаране, мастерски миновали мели, многажды умылись в безумных водах безумной реки (кстати, ее название и переводится как «бешеная»).

Гребец с Суры
Причалили задолго до моря, которого так ждал крепыш без камеры (Он за несколько десятков метров, завидев на берегу свистящего нам фотографа, заорал: «Димка, сюда!» Его пацаненок на тоненьких ножках ринулся через весь рафт к нему, едва не упал, и кадр, думаю, получился хуже, чем был бы, если б мальчишка сидел на своем месте). На берегу ждала наглотавшийся воды и адреналина народ маленькая, но жаркая банька, взъерошенная армянка с сухим и полусладким местными винами (обе полуторалитровые баклажки были мутными внутри), водкой, чаем в пакетиках, Дошираком и бурлящим 20-ти литровым самоваром. Вдоль добротного дощатого стола, на коем возвышалось сие продуктовое великолепие, протянулись две столь же добротные лавки, завершающиеся вырезанным из цельного обрубка ствола троном. На троне восседал худосочный юноша, вяло ворочавший вилкой в коробочке быстро завариваемой лапши и попивавший мутную местную бардамыгу.

Эх, до моря малость не дошли...
Наша команда долго не могла получить даже телефонов своих фотографов, ибо водитель нашего Икаруса, закрыв двери, куда-то удалился, оставив нас без дензнаков, и заявился лишь через полчаса, когда мы уже благополучно высохли и решили, что фотки брать вовсе не будем - ну их, там, может, и нас-то не видно вовсе!

Наши сплавсредства погрузили на грузовик и, ежеминутно норовя уронить одну либо все кучно, машина уползла вверх на 12 километров, туда, откуда мы начинала свой путь по Мзымте, где уже ждали своего приключения другие любители водных маршрутов.

Ваша оценка «Надувная консервная банка или Как мы по бешеной речке сплавлялись»:

10.0 из 10 на основе 1 оценок.
 


Автор: Людмила Лазарева


Отзывы:

/05-07-2008/VB/ Было приятно вспомнить...

/02-07-2008/llav/ Надувная консервная банка или Как мы по бешеной речке сплавлялись. Интересная получилась история. Даже познавательная...


Оставьте свой отзыв:
Ваше имя:

Ваш отзыв о "Надувная консервная банка или Как мы по бешеной речке сплавлялись":

контрольный код:




Смотрите также:
  1. Пирамиды или олени
  2. Свихнувшиеся кукушки и обожравшиеся комары
  3. Надувная консервная банка или Как мы по бешеной речке сплавлялись
  4. Заплыв страха по Волге
  5. Сплав по Соку или заплыв белкового голодания.

Вы читали:"Надувная консервная банка или Как мы по бешеной речке сплавлялись"
Раздел: Отчеты о плаваниях

Новое на форуме туристов-водников:

  1. /сегодня/ На чем спать? (СВС)
  2. /21-09-2017/ "Круглый" парус на байдарку. (Slava)
  3. /21-09-2017/ новая парусная лодка из ПВХ (Мнёв и К) (valery53)
  4. /сегодня/ новая парусная лодка из ПВХ (Мнёв и К) (valery53)
  5. /18-09-2017/ Меняю 2 байдарки Салют-2 и Салют-3 на Таймень-3 (kakoy to)
  6. /13-09-2017/ Угра в Смоленской области (dimich)
  7. /14-09-2017/ Иссык-Куль, вдоль южного берега. (Тимур 69)